Новости Осташкова

Поколения Визборов

В рамках дневников XV фестиваля «Распахнутые ветра» мы не успели рассказать о встрече с дочерью Юрия Визбора. Меж тем, такая встреча состоялась, и Татьяна охотно поделилась с редакцией газеты своими впечатлениями. Рассказала не только о своих знаменитых родителях, но и о детях, которые уже делают заметные успехи в музыкальном мире. Особенно ценными и интересными нам показались ее рассуждения о жанровом своеобразии и границах авторской песни.

Татьяна Визбор родилась в 1958 году и живет в Москве. Родители Татьяны Юрий Визбор и Ада Якушева — одни из основоположников авторской песни. В 1982 году она окончила Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. Журналист. Песни пишет с 1987 года. Многие из них написала совместно с Адой Якушевой. Работает на «Радио России». В том числе ведет передачи об авторской песне.

Впечатления от фестиваля «Распахнутые ветра»

– Я впервые у вас на фестивале, да и вообще на Селигере. Но, конечно, много о нем слышала. Не раз к вам приезжала моя мачеха Нина (Нина Тихонова–Визбор –прим. А.Р.). Здесь были мои дети Юра и Варвара. Сын показывал фотографии с рыбалки. И все же, пока сам не увидишь этого озера, не рухнешь в его воды – не поймешь, что же такое Селигер.
Главная особенность «Распахнутых ветров» в том, что это образовательный фестиваль для детей. Я, кстати, не знала, что Володя и Света Цывкины теперь ведут у вас свою школу. Но мне известно, что делают они это на очень высоком уровне. То же могу сказать и о хорошо знакомых мне мастерах. С ребятами здесь разбирают поэзию, авторскую песню, учат вокалу и игре на гитаре. С ними работают два инструменталиста высшей категории – это Лев Кузнецов и Владимир Гапонцев. То, что все они ТАК отдаются своему делу, дорогого стоит. У меня оба родителя были педагогами, и потому я знаю, какой это труд.
Даже сами условия проживания в палаточном лагере многому могут научить. Меня вот тоже родители брали с собой в походы. Помню, как в рюкзаке ездила, когда еще с трудом ходила. На лыжах учили кататься. Десять лет подряд майские байдарочные походы, поселок Турист, где постигала азы горных лыж – и массу других мест мы посетили. Так, например, плавать меня отец научил в Крыму.
И потом, я много присутствовала при дружеских посиделках, которым, казалось, не будет конца. При разговорах и песнях на кухне. И это было чудо и настоящее счастье – слушать, наблюдать и учиться. Поэтому здорово, что есть такого плана фестиваль, где все по-настоящему: если костер, то это действительно костер, если сцена, то это реальная сцена, а открытие фестиваля – это открытие с большой буквы. Здесь участники колют дрова, складывают костры, готовят еду, спят в палатках. Не думаю, что в Московской области можно найти что-то подобное этому манящему, совершенно необыкновенному озеру. А эти вековые сосны? Само по себе место просто потрясающее! От многих других фестивалей он также отличается своей аудиторией.

Другие концерты
и фестивали,посвященные 80-летию Ю. И. Визбора
– Да, вы у меня, как говорится, не первые в этом году. В Москве проходило два концерта. Кремлевский, состоявшийся 20 марта, был посвящен маме и папе. А затем уже 20 июня в день рождения Юрия Визбора в Театре эстрады. Его я организовывала сама. Был еще фестиваль в Киземе. В этом поселке Архангельской области папа работал учителем.

Неожиданная встреча
на «Ветрах»
– Кстати, сегодня на фестивале ко мне подошла моя приятельница, с которой мы не виделись больше 30 лет. Ира Красновская – дочка ближайшего друга моего отца Володи Красновского. Они дружили еще со школы. Собственно, из-за Володи папа и поступил в Московский государственный педагогический институт. Он его туда, можно сказать, за руку привел, сказав, что там много красивых девушек. После этого они вместе работали учителями в поселке Кизема. Оба призвались и пошли служить в армию. В общем, дружбу пронесли через всю жизнь. И вот я встретила здесь свою подругу детства. Мы сразу восстановили связи с Ирой. Это очень символично. Сюда приезжают очень хорошие люди.

Любимые песни
родителей
– За два часа перед концертом я иногда думаю, что же я сегодня спою? Репертуар большой, и я стараюсь сочетать песни отца с какими-то интересными случаями или рассказами, которые были бы уместны и подошли бы аудитории. Но, кстати, у вас мне не пришлось особенно готовиться, потому что тут я вижу людей, которые абсолютно ко всему готовы. Они реагируют моментально. Так вот, на сегодняшний момент я не могу сказать, какие песни у меня любимые. В тот или иной момент жизни приходят в голову разные композиции. Мне очень нравится песня отца «Улетаем» и мамина «Сумерки», которую мало кто знает. Вы удивитесь, но ее открыла мне дочь Варя. Она вдруг обнаружила ее и стала петь, а я уже переняла у нее. Мне безумно сейчас нравится песня «Ты у меня одна». В юности казалось, что она примитивная. И только сейчас я доросла до нее и поняла, что о такой простоте можно только мечтать.

О сыне Юре
и дочери Варваре
– Юра профессионально занимается музыкой. Он закончил курс Кирилла Серебренникова школы-студии МХАТ. На базе курса у них возникла «Седьмая студия» (площадка, на которой реализуются самые смелые проекты – прим. А.Р.), и Юра был ее музыкальным руководителем. Еще когда сын учился на четвертом курсе, Серебренников предложил написать ему музыку для мюзикла по произведению Люэса Кэрролла «Охота на Снарка». Юра написал. Когда он сыграл то, что получилось, своему мастеру, тот сказал: «Все это, конечно, прекрасно, гениально, но спеть такое нельзя». Уже через месяц они исполнили ему первый «вопль» (Поэма Л. Кэрролла разделена на 8 разделов, или «воплей» – прим. А.Р.). В этом произведении Юра смешал и использовал все жанры: классику, джаз, авторскую песню – в общем, экспериментировал. Все это действие длилось час с небольшим. В некоторых фрагментах раскладка шла на одиннадцать голосов! Мне самой было крайне интересно это увидеть и послушать. Сейчас Юра работает в «Гоголь центре». У него есть работы в кино. Совсем недавно вышел фильм Ивана И. Твердовского «Школа коррекции», куда вошла и его песня. У него много своих проектов. Юра играет в группах «Желтый асфальт» и «Юралобиков». Много работает в театре.

Очень интересно развивается и Варвара. Она окончила Театральный институт им. Бориса Щукина и работала в двух театрах. Тоже безумно любит петь. Совместно с контрабасистом Сергеем Хутасом они создали группу «Визбор VS Хутас». Аранжировали песни Варвариных дедушки и бабушки, а также многих других авторов. Сейчас они выпускают первый диск. Много выступают по клубам и на джазовых фестивалях. Но про авторскую песню она тоже не забывает.


Уроки от Юрия Визбора
– Меня никогда и ничему не учили. Не говорили, что надо поступать так-то и так-то. Только личным примером воспитывали. Расскажу один случай. Закончив факультет журналистики МГУ, я должна была по распределению работать в Молодежной редакции Центрального телевидения. Попала под юрисдикцию тогдашнего председателя Гостелерадио Сергея Лапина. Помню, он сказал тогда: «У нас не завод «Красный пролетарий» и нам тут не нужны трудовые династии». Мама была сотрудником радиостанции «Юность», а папа работал в творческом объединении «Экран». И со своим официальным распределением я пролетела. И отец мне тогда сказал: «Хочешь, я уйду из штата?». Это был поступок. Пусть словесный, но я точно знаю, что за меня он бы бросил любимую работу. Потом он слег с обширным инфарктом. На то была масса причин, и эта точно сыграла не последнюю роль. Он очень за меня переживал. И я пришла к нему в больницу и сказала: «Ты, конечно, можешь уйти из штата, но только не таким способом».

А вот еще один пример. Я работала внештатником в молодежке и предложила снять сюжет по материалу журнала «Кругозор». Там было о подвиге Павла Шклярука, который отвел свой неисправный самолет от поселка и погиб, сохранив людские жизни. Отец написал две песни, и в журнале был хороший материал. Мы оформили сценарную заявку и, когда приехали снимать к отцу в однокомнатную квартиру на улице Чехова, я была уверена, что сюжет уже практически готов, и нам будет нечего делать. Папа сидел за столом. Я выступала в качестве репортера и автора сюжета. Что-то спрашиваю у него. А он говорит: «Да», затем молчит и улыбается. Я опять задаю вопрос и получаю односложный ответ: «Нет», и та же реакция. А у меня там осветители, операторы, режиссер – целая бригада. Я не ожидала такой подставы. Вывожу папу в ванную, и спрашиваю: «Что происходит?». А он говорит: «А ты готовиться к интервью будешь?». И с тех пор я стараюсь придумывать такие вопросы, чтобы человек не смог мне ответить подобным образом. Ну, а отец, конечно, потом все сделал, как нужно. Так он меня учил журналистике. Это был хороший урок.

Музыкальные пристрастия
и рассуждения о жанрах
– На мой взгляд, мама и, особенно, папа были ультрасовременными музыкальными людьми. Отец, вообще-то, не зацикливался на авторской песне. Но авторов он любил до такой степени, что впервые песни Городницкого, Клячкина, Кукина и Вихорева на радиостанциях услышали в исполнении Визбора. Он там работал и имел право это делать. Если ему нравилось творчество друзей, он превозносил их в такую степень восторга!
Я помню с рождения, как на Неглинке у нас был катушечный магнитофон, на который были записаны с радио: польская группа «Filipinki», «No To Co», Элтон Джон, Стиви Уандер и многие другие исполнители. Песню Уандера «You are the sunshine of my life» я впервые услышала в исполнении папы. Первые босановы мне тоже он намурлыкивал. Это все он откуда-то ловил, записывал и под эту музыку работал.
Помню, как возвращаясь из школы в квартиру на Чехова, я открывала дверь ключом и сразу чувствовала запах табака, и постоянно звучала хорошая музыка: что-то из джаза, Рей Коннифф, а может даже «Князь Игорь» Бородина – почему нет? – это любимая папина опера была.
Поэтому, когда говорят о консерватизме в музыке, о каких-то трех аккордах, я отвечаю: ну, ребята, побойтесь Бога. Авторская песня должна развиваться, и я смотрю на это с большим оптимизмом. Мне нравится, когда бардовскую песню каждый исполняет в своей неповторимой манере. Когда я слышу, что идет проживание, переосмысление и прочувствование – это всегда очень ценно. Не надо вешать ярлыки и углубляться в жанры. Юрий Шевчук, кстати, очень хорошо пел Визбора. Пол Маккартни – отличный автор и исполнитель, между прочим.
Мы надеемся, что в лице Татьяны Визбор фестиваль вновь обрел надежного друга и покровителя. Ее открытость, энергичность, отменное чувство юмора и современные взгляды на развитие музыки, несомненно, могут поспособствовать процветанию «Распахнутых ветров». Помогут не только укрепить традиции, но и открыть дорогу для новых форм песни, которая существует вне времени и жанров.
Андрей РЯБОЧКИН
10.09.2014
Поделиться