Новости Осташкова

По улице Тимофеевской. Маршрут шестой

Власть и мы

Я у здания бывшего горкома КПСС. Отличное, надо отметить, здание. Светлое. По современному красивое. С высокими окнами. Настоящий дворец.

Вот из этого дворца, как промежуточного звена между народом и Кремлем, и шло управление нами и нашей землей. Постоянно здесь устраивались различные семинары и конференции. Обсуждались свежие партийные документы. Принимались по ним соответствующие духу времени, а точнее поставленным сверху задачам, решения.

Нет смысла давать характеристику этой деятельности, все знают, к какому результату (несмотря на отличные планы) она нас всех, в конце концов, привела.

А вот о взаимоотношениях партийной власти с прессой, по-моему, стоит рассказать. Думаю, это будет небезынтересно читателям.

Газета являлась официальным органом этой власти и освещала все события согласно планам, утвержденным на бюро горкома. За выполнение этих планов нес ответственность редактор. Все заведующие отделами в партийном печатном органе должны были быть партийными. И если, к примеру, я, будучи до прихода в газету рабочим, мог позволить себе не вступать в члены великой коммунистической, то здесь это считалось недопустимым.

Естественно, что особо критические выступления в газете согласовывались с вышестоящими. Свободомыслие можно было допустить лишь в отсутствие редактора. Но если оно было слишком вольным, то наказывалось. Так, за подобные вольности я чуть не лишился работы. Спасло, что был в коллективе секретарем парторганизации.

Не могу не отдать должное партийной демократии. Когда представитель горкома поставил на организованном им внеочередном партсобрании редакции вопрос о моем переизбрании (не отстранять же от работы секретаря), коммунисты при тайном голосовании отдали предпочтение мне, а не предложенной им новой кандидатуре.

Не раз приходилось и позднее стоять на горкомовском ковре. Например, за поддержку выступления осташей против строительства через Кличен автомобильной дороги на Городомлю, по другим принципиальным для города и края вопросам.

И всегда меня кто-нибудь выручал. Не могу не вспомнить в этом плане добрым словом бывшего первого секретаря горкома Бориса Гудкова. А при Бурдинском за прямоту я был даже повышен в должности.

Многие отличные коммунисты остались в моей памяти. В том числе и в Москве, в Высшей партшколе, куда я был направлен по рекомендации горкома. Там, например, заведующий кафедрой попросил меня устроить выставку художественной фотографии. Она прошла с таким успехом, что мне предложили выступить в журнале «Советский Союз». А затем серия моих фотографий о Селигерском крае была опубликована в журнале Агентства печати «Новости» «Совьет юнион».

Так что с достаточно светлым чувством прохожу я мимо здания бывшего горкома, недоумевая: как такая мощная и монолитная на вид партия могла почти мгновенно рухнуть? Или к краху ее привели вожди?

Однако немало было хорошего. Так, всегда любой гражданин мог обратиться в высший партийный орган района по любому вопросу и знал, что к его проблеме здесь отнесутся с полным вниманием.

К сожалению, не скажешь этого о нашей сегодняшней «демократии». Так, год назад послал я несколько писем (за подписями видных людей Осташкова – депутатов, ветеранов войны и труда, учителей) о проблемах Селигера в Государственную Думу и Совет Федерации. Получил лишь отписки: «Ваше письмо направлено…»

Теперь в здании бывшего горкома разместились прокуратура, юридическая консультация и суд – как высшая инстанция по решению всех наших проблемных вопросов.

Такие вот воспоминания навеяло здание бывшего горкома.


Уголок для уюта

Пересекая улицу Рабочую, продолжаю свой путь по Тимофеевской.

Что дальше можно увидеть интересного? О чем задуматься?

А это городской пруд, истинный для уюта уголок. Но…

Подходит мужчина пенсионного возраста:
– Корреспондент, посмотри, в каком безобразном состоянии у нас прудка? Неужели ничего нельзя сделать, чтобы привести ее в порядок?

Да, городским прудом действительно теперь не залюбуешься. А ведь каким славным было в старом Осташкове это зеркальце воды с островком. Даже на фотооткрытки его снимали.

Еще более его украсил в свое время отличным проектом строительства домика на островке наш бывший главный архитектор, а ныне начальник управления архитектуры и градостроительства Твери Владимир Иванович Куликов. Пытались в этом, построенном в чисто русском стиле, теремке организовать кафе, не получилось. Не тянет наш осташковский народ в такие места. На время, правда, похорошел пруд. Очистили его от зеленой ряски и плавающих на поверхности полиэтиленовых бутылок. Появились на нем даже дикие утки. Увы, ненадолго. Снова грязью покрылся. А уток мальчишки камнями прогнали. Такая вот наша «культура».

С кого спросить за пруд? С местной власти?

Да ей сейчас не до этого. Ей бы с теплом в домах да с проблемами ЖКХ разобраться.


О других достойных

Кого можно отметить из осташей на этом квартале улицы?

Напротив пруда живет активнейший в нашем городе человек – краевед, экскурсовод с почти что сорокалетним стажем Антонина Ниловна Охота. Давно на пенсии, а дома ее не застанешь – вечно вся в общественных делах. Весьма продуктивно работают под ее руководством, как председателя клуба краеведов, любители нашей истории. Выпускают книжку за книжкой. О Ниловой пустыни. О нашем прославленном Осташковском театре. Топонимический сборник Селигерского края. Только что выпустили книгу о почетных гражданах Осташкова.

Всем бы нам так любить свой край, свою историю.

А она буквально рядом. Вот, например, стоит против электромеханического техникума здание из красного кирпича в старинном Осташковском стиле. Это так называемый Дом милосердия Орловой-Савиной.


Орлова-Савина

(По материалам архивного отдела)
Удивительная это женщина – Прасковья Ивановна Орлова-Савина. Родилась в Москве в 1815 году в семье крепостных. Окончила Московское Театральное училище (в числе ее учителей знаменитый Михаил Щепкин). Играла на сценах Малого и Большого театров. Затем в Петербурге, в Александринском театре. Общалась с такими известнейшими деятелями культуры, как Гончаров, Полонский, Писемский, Тургенев, Панаев, и многими другими. О ее игре похвальные статьи писал Виссарион Белинский. Неслучайно ее имя включено в Театральную энциклопедию страны.

Навещая в Осташкове свою старушку мать, Марию Михайловну Куликову, Прасковья Ивановна познакомилась с городским головою Федором Кондратьевичем Савиным. И вскоре стала его женой.

Своей славой в те годы Осташковский театр, несомненно, обязан именно Прасковье Ивановне, ибо, как она сама писала: «Театр был отдан в полное мое заведывание. Я назначала репертуар, ставила пьесы, учила всех,.. вырабатывая из рыбаков, кузнецов и сапожников – Чацких, Хлестаковых и прочих, а графинь и княгинь выделывала из женщин, занимавшихся дома самыми простыми работами».

А еще Прасковья Ивановна, как глубоко верующий человек, занималась благотворительностью, в чем ей постоянную помощь оказывал супруг. Благодаря их стараниям и содержались Дом милосердия, Лариковский приют, богадельня общественного банка, ремесленная школа, столовая для бедных.

Скончалась Прасковья Ивановна в 1900 году. Похоронена была в Знаменском женском монастыре у церкви.

Увы, на заре советской власти неблагодарные потомки установленный ей памятник порушили. Лишь к концу двадцатого века передовые наши общественники поставили здесь памятную плиту. Но практически никто не наведывается сюда, чтобы отдать честь известному на всю Россию человеку.

А Дом милосердия в разное время использовался в разных целях. Был домом для сирот, сейчас в нем располагается детский садик.

Продолжает служить осташам Прасковья Ивановна Орлова-Савина.


Василий Яковлевич Капустников

Не могу попутно не сказать добрых слов в адрес своего бывшего учителя рисования Василия Яковлевича Капустникова (дом, в котором он жил, находится кварталом дальше, по переулку Орловой-Савиной). Нет смысла сравнивать этого человека с Прасковьей Ивановной, но он также оказал на нашу осташковскую культуру заметное влияние.

Прежде всего, конечно же, тем, что оставил нам свои картины, которые с исторической точки зрения исключительно ценны. Благодаря ему мы, например, можем видеть, какими были в начале двадцатого века центр города и пристань, наши улочки. Манера письма Василия Яковлевича смелая, размашистая. Видно, не случайно он, когда учился в Москве, встречался с великим русским живописцем Ильей Репиным, который давал начинающим художникам уроки.

К сожалению, очень мало уцелело картин этого исключительно тихого, скромного человека. Не оценили его творчество по достоинству современники. Мне пришлось наблюдать даже такую дикую картину, что на его этюды ставили из печки чугуны. То, что удалось спасти, я посчитал нужным не хранить в своей личной коллекции, а передать в городскую картинную галерею для всеобщего обозрения.

Высокую оценку дают этим работам все посещающие выставочный зал искусствоведы.

А еще Василий Яковлевич воспитал отличных учеников. В их числе член Союза художников России Николай Новиков и Владимир Тарасов, оставивший для города богатейшее наследие.


О библиотеке

Против бывшего Дома милосердия Орловой-Савиной сейчас находится городская библиотека, разместившаяся в бывшем детском садике. Вот так «сработала» у нас перестройка – не понадобились к концу двадцатого века и детсады, хотя осталось-то россиян к этому времени (включая все национальности) всего 140 миллионов. Вот так выкосили народ первая мировая война, гражданская, Великая Отечественная, сталинские репрессии, различные локальные, «братские», войны. Просто диву даешься, как безобразно относились к своему народу наши правители. Довели до того, что вопрос рождаемости теперь практически наиглавнейший в задаче выживаемости нации.

Но вернемся к библиотеке.

Она одна из старейших в России общественных библиотек. А ютилась много лет в стареньком здании (против нынешней детской консультации) на улице Володарского с печным отоплением и частично проломленной крышей. Все не было средств для приведения здания в порядок. Но как только библиотеку переселили, это здание в кратчайшие сроки было приведено в такой порядок, что сейчас оно, пожалуй, наилучшее в городе.

А библиотека и в «новом» здании почти что в аварийном состоянии. Крыша течет так, что приходится при дожде и весеннем таянии снега библиотекарям ведра по углам расставлять. Протекают и все трубы.

Средств на библиотеку практически не отпускается никаких. Даже телефон, когда библиотеку обворовали, библиотекари поставили личный. Личный в ее детском отделении и обогреватель.

А дети старой части города, как и взрослые, идут сюда с привеликим удовольствием. Всегда их здесь приветливо встретят, интересную книжку предложат почитать, организуют для них какое-либо мероприятие. Постоянно проводятся в библиотеке различные выставки.

Очень удобно соседство с библиотекой для учащихся электромеханического техникума. Постоянно их видишь и на абонементе, и в читальном зале.


Об электромеханическом…

Когда я в нем учился, приобретая профессию механика кожевенного производства, он назывался просто «механическим».

Поистине исключительно заслуженное это учебное заведение, подготовившее за годы своего существования огромное количество специалистов разных направлений. Где только не работают его выпускники. Я, например, получил направление в такой прекрасный город, как Львов, где трудился в отделе главного механика, а затем возглавлял бригаду по изготовлению нового оборудования на Львовском кожевенном заводе.

В связи с теперешним «противостоянием» на Украине востока и запада не могу не сказать несколько слов о тогдашнем ко мне отношении. А это был 1955 год, когда сильны еще были в некоторых людях бандеровские настроения. Однако приняли меня достойно. Относились ко мне доброжелательно. Что касается простых рабочих, то они меня даже несколько раз предупреждали: «По этой улице сегодня с работы не ходи, там тебя лишат зарплаты». Везде простые люди сердечны. Это политикам все неймется стравить одних с другими, ради каких-то своих корыстных целей.

Техникум я в целом вспоминаю с большим теплом: особенно его директоров Михаила Ивановича Кириченко и Геннадия Ниловича Новикова, у которых в трудную минуту можно было всегда найти поддержку.

Ныне техникум уже никого никуда не направляет – устраивайтесь, выпускники, в жизни сами, кто как может. Финансирование учебного заведения настолько слабое, что нет средств даже на то, чтобы сделать в помещениях ремонт. Несмотря на начавшийся новый учебный год, долгое время не работали даже туалеты. Не всегда своевременно педагоги получают заработную плату. Странно это, когда постоянно в верхах ведется разговор о нехватке в стране специалистов.

Юрий КРЫЛОВ
На снимках: здание бывшего горкома КПСС, городской пруд, бывший Дом милосердия Орловой-Савиной.
Фото Григория ВЛАСОВА
06.08.2008
Поделиться