Новости Осташкова

Гениальные злодеи и многоликие образы

Не будет большим преувеличением, сказать, что концерт Ивана Ожогина был для части постоянной аудитории фестиваля самым ожидаемым. Солист популярных международных мюзиклов впервые у нас на фестивале, но некоторым жителям города удавалось уже не раз услышать его голос вживую. Речь о тех, кто посещал знаменитый «Бал вампиров» в Санкт-Петербурге. Вероятно, их сильные впечатления, разошедшиеся по городу хвалебными отзывами, немало поспособствовали появлению артиста на музыкальных вечерах.

Зал был полон. Несколько настораживало наличие на сцене микрофона: памятны концерты прошлых лет, когда подзвучка заметно снижала общее впечатление от выступлений – все же это не вполне привычный для фестиваля формат. Концерт был выстроен из двух отделений, разбитых на блоки.

Первое отделение открывал романс Бориса Фомина «Изумруд». Элегантный костюм, белая рубашка, бабочка, уверенный пронзительный взгляд исполнителя и песня, кажется рожденная лишь для того, чтобы покорять сердца женщин, – стоит ли даже говорить, что часть зала, пришедшая на концерт в своих самых роскошных платьях, сдалась без боя? Обволакивающий, спокойный голос не оставил им шанса. Всю его мощь и широкий диапазон можно было оценить в композиции Фомина на слова Константина Подревского «Твои глаза зеленые». Тут уже сдались и те, кого не купишь шармом и обаянием. Перед нами настоящий талант и высшая театральная награда «Золотая маска» 36-летнему артисту не великовата будет. В самый раз!
Следующий блок посвящен Александру Вертинскому. Он также был исполнен безупречно, но иногда казалось, что Ивану Ожогину не достает в подаче декаданса манерности, легкости и может быть даже какой-то небрежности. Кто слышал записи Вертинского, наверняка поймет, о чем идет речь. На это замечание в перерыве поклонница кумира эстрады первой половины XX века Людмила Новикова заметила, что ни в коем случае не стоит подражать его манере – все равно не удастся. Будет выглядеть пародией. Возражение принимается, замечание снято.
В первом отделении можно было услышать романсы на музыку советского и российского композитора Андрея Петрова: на стихи Игоря Северянина «Это было у моря», «Дороги» – Марины Цветаевой, а также песни из кинофильмов «Человек амфибия» («Уходит рыбак в свой опасный путь») и «Жестокий романс» («Мохнатый шмель»). Эти и ряд других композиций продемонстрировали многогранность исполнителя, его способность тонко чувствовать и понимать самые разные музыку и стихи.
Второе отделение концерта было полностью посвящено мюзиклу. Несмотря на то, что этот жанр относится к жанрам развлекательного характера, к нему предъявляются высокие требования. Его нельзя назвать легким, а по дороговизне с ним мало что может сравниться, если речь идет о сценических постановках и шоу.
Отдельные номера, показанные на концерте, конечно, были вырваны из блеска декораций, лишены хореографии и диалогов. Мы слышали только партии Ивана и видели воплощенные им образы: Билли Флинн из мюзикла «Чикаго», Генри Джекилл/Эдвард Хайд – «Джекилл и Хайд», Призрак – «Призрак оперы», Граф фон Кролок – «Бал вампиров», Сальери – «Моцарт», Христос и Иуда – «Иисус Христос — суперзвезда». Этого хватило, чтобы влюбиться в жанр мюзикла и позавидовать тем, кто видел их целиком. Ивану великолепно удавались перевоплощения. Эффект усиливался тем, что сменяющиеся образы зачастую были контрастны. Также многих потряс верхний головной регистр исполнителя.
Подробнее хочется остановиться на двух ариях Графа фон Кролока. Иван никак не ожидал, что роль бессмертного демона ночи и кровопийцы ему придется воплощать, стоя под сводами храма: «Я не очень представлял себе место, где будет проходить фестиваль». И все же, некоторые слушатели ждали именно этих арий. Можно было заметить, что исполнитель испытывал неловкость за сложившуюся ситуацию. Возложим вину за этот маленький этический конфликт на организаторов и отдадим должное воспитанию Ивана. Он сумел найти выход из ситуации, исполнив первую арию на немецком языке. Рычащий, грубоватый для нашего русского слуха язык идеально подошел для образа Графа фон Кролока. Вторая ария исполнялась уже на русском.
В завершение хочется сказать, что ни минуты Иван Ожогин не оставался на сцене один. Весь концерт мы наслаждались выступлением еще одного прекрасного музыканта. Великолепное фортепианное сопровождение певцу обеспечивала ассистент главного дирижера Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Елена Буланова. Микрофоны не стали помехой и не испортили общего впечатления. В принципе, в них не было необходимости, но, очень может быть, что для Ивана наличие оных стало привычкой.

Андрей РЯБОЧКИН
18.07.2015
Поделиться