Новости Осташкова

Александр Гуляев: «Наболело…»

Мы уже писали, что житель Москвы Александр Гуляев оказал спонсорскую помощь музею в постройке нового крепкого забора на переулке Адрианова. За свои деньги проложил асфальт от Вальского столпа до Ленинского проспекта. В прошлом году его стараниями территорию музея облагородили новое крыльцо и тротуарная плитка со стороны улицы Володарского.

Теперь вот ремонт фасада затеял. Похоже, не на шутку москвич обеспокоен удручающим положением дел в Осташковском районе и, в частности, тем, как обращаются в пыль здания, объявленные памятниками историко-архитектурного наследия. Он больше многих других имеет право на то, чтобы его мнение было услышано. Хотя бы потому, что за его беспокойством стоят реальные дела и попытки хоть что-то изменить.

Богатое наследие без наследников
– Земля наша богата архитектурными шедеврами и святынями. Тут бы радоваться, гордиться, показывать их ученым и туристам, да вот беда – старенькие они. Словно пенсионеры, нуждаются в уходе и каждодневной заботе. Требуют ремонта и реставрации, а на это нужны деньги, которых либо нет, либо жалко.
Возьмем, для примера, Америку. Она из индейской родовой общины шагнула в цивилизацию всего-то 200 с небольшим лет назад. Какие там памятники? Ну дома XIX века. Так о них там заботятся, можно сказать, облизывают, а уж гордятся – «во весь рост». А как же в нашем Отечестве обстоят дела с легендарной многовековой историей?
Конечно, и у нас в России есть примеры радения, но это редко, и, как правило, в губернских городах. А вот уездная провинция – безхозна. О людях-то позаботиться не можем, а уж об исторических руинах – тем более. Глядишь на иной памятник истории и культуры Отечества нашего, и сразу приходят на ум слова любимого сатирика Михаила Жванецкого, которые в преломлении к данной теме прозвучали бы так: «А кто у нас от-вечает за памятники? Это же страшные люди! Они же не знают, что у нас с памятниками происходит… А между тем, министр культуры у нас есть и даже неплохо выглядит…».

Доживем ли
до возрождения?
– Тверская область в истории Отечества нашего занимает явно не последнее место.При этом сегодня на каждом шагу хочется спросить: «А кто у нас отвечает за памятники, за их сохранение, а иногда и за спасение?». Люди эти, специально обученные, зарплатой и полномочиями наделенные. Имеется и организация, где их чиновнические кресла поставлены. Но вот радения с их стороны о своих подопечных как-то не наблюдается. Возьмем небезызвестный Императорский путевой дворец в самой Твери. Сколько лет федеральные и губернские ведомства вели борьбу, перекладывая обязанности по уходу за «стариком» друг на друга. Средства, выделяемые на содержание и ремонт куда-то «перераспределялись», а сам памятник за это время превратился в руины, возрождать которые теперь придется уже за гораздо большие деньги. Доживем ли мы с вами до этого возрождения?

В чем же проблема бесконечно богатого государства?
– Оказывается, очень часто проблема кроется в законах, а, точнее, в бесконечном море регламентов, инструкций, правил и приказов. Повязали они по рукам ответственных чиновников, лишили их инициативы и мотивации, а главное, освободили от какой бы то ни было ответственности. Затем и желание пропало. А там и совесть уснула. Слава Богу, не к слову пришлось, а именно СЛАВА БОГУ, что существует на земле славящая его имя и учение наша Русская Православная Церковь. Испокон веков была она хранительницей нашей веры, истории, культуры и языка. Не действуют на нее мирские законы, инструкции и ведомственные предписания по охране памятников. Вот и взвалила она на себя нелегкую ношу восстановления порушенной старины нашей. Один за другим поднимаются из руин десятки храмов, соборов, часовен и монастырских ансамблей. И ведь находятся средства, люди, техника – разве не чудо?

Как бьется сердце Селигерского края
– А теперь обратим свой взор на сердце Селигерского края – городок Осташков, что издревле стоит на «Серегерском пути из варяг в греки». Веками трудом своим крестьянским, ремеслами уникальными и торговлей жил и богател Осташков. Богатства свои не в землю зарывал, а воплощал в храмах, соборах и хоромах купеческих, а еще в общественные здания.
Строили добротно. На века. Времена оказались милостивыми для города. Обошли его войны и даже революционные вихри почти не затронули чудесных построек. Потому и славится город красотой своей в туристических справочниках. Казалось бы, живи и любуйся! И государство не оставило красоту без внимания. В городе существовало Осташковское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, и десятки зданий были объявлены памятниками архитектуры и зодчества, а значит взяты под охрану государством.
Но оглянитесь вокруг: повсеместно примеры прогрессирующего ветшания и разрушения при полном отсутствии малейших признаков охраны, восстановления, реставрации. Приходишь к очевидному выводу, что многие памятники безвозвратно утеряны, большинство превратятся в невосстановимые руины. Еще год – два, как придутся к месту уже пушкинские строки: «Погибнет гордый град, его покроет мрак глубокий и путник, устремив на груду камней око, воскликнет в горькое раздумье погружен…».
Жаль, сердце кровью обливается и, наверняка, нашлись бы люди, которые готовы спасти хоть что-то из гибнущей красоты, да не тут-то было. Нельзя!

Когда начинают
работать инструкции

– На этот случай начинают работать те самые инструкции, что усыпляют чиновников. Оказывается, памятник на то и памятник, что трогать его НЕЛЬЗЯ. Это тебе не дом в деревне отремонтировать. Надо кучу бумаги исписать, исторические изыскания провести, массу согласований получить, проект утвердить, а лучше, просто не связываться или передать деньги чиновникам в виде благотворительности. А они уж сами порешают, что спасать, что реставрировать.
Яркий пример тому – здание рядом с Осташковским ОВД – бывшее здание жандармского отделения еще до 1917 года – памятник деревянного зодчества XIX века. Три руководителя городской милиции один за другим, даже не из любви к искусству, а по насущной необходимости, лет 20 пытались организовать ремонт здания. Избили ноги и пороги, но ничего не добились. Ведь для ремонта требовались исторические изыскания и реставрация деревянных элементов фасада, имеющих высокую историческую ценность.
В ожидании реставрации у памятника сначала рухнула крыша, а затем стены. Сегодня памятник деревянного зодчества нельзя назвать иначе как «позорище». Двое следующих по очереди начальников милиции направляли свои усилия уже на снос, точнее на расчистку площадки и строительство нового здания, но и тут бессмертные инструкции помешали. Это ведь мы глазами видим, что памятника уже нет, а на бумаге-то, в инвентарной ведомости и в Управлении охраны памятников он продолжает числиться и средства на его охрану, наверное, по-прежнему выделяются.
За продолжением темы далеко ходить не надо. Прямо напротив «позорища» перекресток улиц Володарского и Адрианова украшают два других шедевра архитектуры XIX века. Пожалуй, это самые красивые городские особняки. Смотришь на них, и охватывает какое-то острощемящее чувство ностальгии по ушедшим временам. Неожиданное чувство любви и нежности к Родине. Не той, которая «одна шестая часть суши», и не той, что «бороздит просторы космоса», а вот к этой близкой, уютной, как материнский дом, стареющий и безвозвратно уходящий навеки. И хочется остановить этот уход. И ведь, главное – можно, не поздно еще. Ну а как поможешь? Было бы собственное, другое дело, а тут… Пусть у государства голова болит. Так мы рассуждаем и проходим мимо.

А там, год – два, глядишь, и ничего не осталось. Только горькая память. Ну а наши-то два старика стоят еще. Одному явно не повезло, он внесен в жилищный фонд и поделен на коммунальные квартиры, а значит, по существу – НИЧЕЙ. Зато во втором много лет живет и работает краеведческий музей, а хозяином его является госучреждение «Тверской объединенный музей». Он и на балансе, и экскурсанты к нему веселой гурьбой ходят. А остановишь беглый взгляд, и увидишь: такой же – НИЧЕЙ, как и сосед. Только с вывеской.

Зачем «усыновил» ветшающий дом?
– Спросите, зачем я помогаю музею? Скажете, так не бывает! Затаил де человек корысть. Либо во власть рвется и решил заранее«очки» у народа заработать, либо того хуже – приглядел особнячок. Приватизирует по-тихому и выгонит музей на улицу.

И вот мой ответ: НАБОЛЕЛО! Наболело от бесконечной пустой болтовни и обещаний тех, кто приходит сегодня во власть, от косности, бюрократизма и вороватости чиновников наших. Наконец, от нашего с вами, граждане, равнодушия и собственнического паразитизма. Не замечаем мы разбитых тротуаров у своих домов, мусора прямо за дверью и под окном, бурьяна в рост вдоль забора, загаженных берегов столь любимого нами Селигера. А что оставляем на земле после себя? Крест над могилой, либо памятник себе любимому, да и то, если совестливые наследники раскошелятся? В старину мироеды-помещики и купцы, эксплуататоры-капиталисты оставляли после себя дворцы, храмы, парки, города целые и имя свое в них, а, значит, память и благодарность людскую. Раньше соседи по улице объединялись в товарищества и сообща мостили эту улицу. На общественные деньги, по подписке строили театры, гимназии, открывали богоугодные и попечительские заведения, сооружали памятники знаменитым землякам. Зато гордость и самоуважение к себе имели, могли почитать себя не быдлом сермяжным, а ГРАЖДАНАМИ! Где вы, потомки тех ОСТАШЕЙ??? Почему, став в своё времятоварищами, вы перестали быть господами земли своей, а потом и её гражданами? Дальше хуже, перестали быть и товарищами, а стали обывателями или, как теперь говорят, электоратом, а там и о ГРАЖДАНСКИХ своих обязанностях позабыли намертво???
Грустно и обидно от таких слов. Но ведь в них не доля, а вся правда. Может быть, стоит задуматься, покаяться и вернуть себе гражданское достоинство?
13.09.2014
Поделиться