Новости Осташкова

В Тверской области старший инспектор по делам несовершеннолетних спасла детей на пожаре и помогла найти педофила

Живёт и работает в Осташкове мама трёх детей, капитан полиции, старший инспектор по делам несовершеннолетних, которая спасла трёх детей из огня во время пожара и помогла найти педофила, Юлия Анисенкова. Однако сама она не считает себя ни героем, ни кем-то выдающимся. А просто делает свою работу - помогает трудным подросткам и неблагополучным семьям, отдавая всё своё время и силы, даря сердечное тепло и надежду. Для многих осташей Юля - это не только человек в форме и сотрудник карательных органов, а прежде всего, это воплощение милосердия.

Помните спор Глеба Жеглова и Михаила Михайловича Бомзе – героев известного романа братьев Вайнеров «Эра милосердия» - о том, кто победит преступность? Жеглов с Шараповым уверяли, что с бандитами да уголовниками покончат карательные органы, идя путём «давить этих гадов». А вот их пожилой сосед по коммуналке тихо, но очень убеждённо возражал, что победить это социальное зло при наличии силы и ума можно только с помощью человеколюбия, доброты и милосердия. У каждого была своя правда, которую всякий раз доказывает нам жизнь. И на этот раз, когда съёмочная группа ТИА побывала в Осташкове и познакомилась с Юлией Анисенковой, которая уже 6 лет спасает и вытаскивает из беды трудных подростков и маленьких детишек из неблагополучных семей, жизнь подтвердила правоту запоздавшей «эры милосердия».

В полицию Юлия Шойимовна Анисенкова пришла работать далеко не сразу: так получилось, что закончив техникум в Твери по специальности правоведение, выйдя замуж и вернувшись в родное село Мошенка Осташковского района, родила дочку Марину, потом пришлось оставить работу и посвятить всё время больному ребёнку. Потом родился сын Сергей. Казалось бы, обычные домашние дела и заботы, а у кого их нет? Да вот только не давала Юле покоя одна мысль. Пока лежала в больнице насмотрелась всего: и на брошенных детей, и на конфликты между детьми и родителями, и на жестокость, на бесправие одних и вседозволенность других. Вот и захотелось разобраться, понять, что происходит в этих семьях и как им помочь. Самое главное – как им помочь! Поэтому, как только появилась возможность выйти на работу, вопрос о выборе профессии даже не стоял – инспектором по делам несовершеннолетних.

Юля – удивительный человек, обладающая очень редким даром на сегодняшний день – добрым сердцем, в котором хватает всепоглощающей жертвенной любви не только на своих уже трёх детей, но и на чужих – обездоленных, несчастных, больных, голодных, брошенных, ненужных или просто непонятых. Она сама признаётся, что каждый раз видит в подопечном своего ребёнка. И поэтому не может сдержать слёз, когда приезжает по вызову соседей или органов соцзащиты в очередную запойную или малообеспеченную семью, поэтому берёт на руки и заворачивает в свой форменный китель грязного, завшивленного, истощённого ребёнка и торопится с ним в больницу, чтобы малышу оказали помощь, вылечили, накормили, чтобы хотя бы несколько недель он пожил в нормальных человеческих условиях. А он, потрясённый от этой неожиданной и, возможно, первой в его жизни ласки, благодарно затихает на руках у незнакомой тёти. Поэтому каждый раз бежит в магазин и покупает на свои деньги продукты – хлеб, молоко, крупы, консервы, - чтобы непутёвые или преступные родители досыта накормили своих детей. Поэтому каждый раз вместо протокола и замечаний, которыми обычно в таких случаях обходятся большинство инспекторов, она засучивает рукава и помогает убраться, если в квартире грязь, сварить кашу, если мать не в состоянии по разным причинам, сходить в магазин, забрать ребёнка из больницы, даже позвонить утром, чтобы разбудить в школу. Чувствуя искренне желание помочь, сострадание и сопереживание, маленькие и взрослые тянутся к Юле, просят, надеются, верят, исповедуются и ...исправляются.

- Очень часто, помимо психологической помощи, моим подопечным нужна материальная помощь – вещи, продукты, деньги, лекарства, игрушки. Конечно, мы работаем с органами соцзащиты. Но ведь это всё небыстрый процесс, а помощь нужна сегодня. Сейчас. Вот и приходится мне просить помощи у своих детей, соседей, знакомых, жителей Осташкова. Мы собираем вещи, одежду, постельное бельё, игрушки, книги, и всё это я отдаю потом нуждающимся семьям. Иногда и покупаю что-то. А если у меня нет денег, так ведь тоже бывает, на помощь приходит Богородицкий Житенный монастырь, низкий им за это поклон. Казалось бы, что мы – инспекторы по делам несовершеннолетних – относимся к карательным органам, должны выявлять, пресекать, наказывать, но я так не считаю. Может, мне и не хватает жёсткости, но моя позиция такая: сначала помочь, дать шанс исправиться, а потом уже наказывать.

Мечтает Юля о двух вещах: об открытии в Осташкове реабилитационного центра, куда могли бы прийти убежавшие из семьи дети, переночевать, поесть и получить помощь профессиональных психологов; а ещё о времени, которого катастрофически не хватает. Ведь только в Осташкове не учёте в инспекции состоит 69 трудных подростков и около 30 родителей из неблагополучных семей. Добавьте к этому ещё Пено и Селижарово. А Юля работает одна, стажёрка пока не в счёт. И самое часто встречаемое правонарушение и у взрослых, и у детей – распитие алкоголя.

- Моя семья, конечно, уже привыкает к такому бешеному графику работы. И очень мне помогает. Устаёшь не только физически, очень тяжело каждый раз переживать, пропускать всё через себя. А как я могу отдохнуть? Мы живём в посёлке, никаких развлечений нет. Да и ни к чему мне это. Когда совсем тяжело становится, мы устраиваем с моими детьми «пикник». Мы это так называем. Покупаем сладости, расстилаем покрывало на полу. И в этот день я разрешаю моим детям делать всё: мы играем, дурачимся. И в такие мгновения я счастлива. А иногда мы все вместе ходим в храм. На большее у меня просто нет времени, я не то что поехать куда-то, я заболеть не могу, не имею права, не могу позволить себе такой роскоши. Вот хотела этим летом детей на море свозить – не получилось. А мой сотовый телефон превратился в горячую линию и телефон доверия. Звонят в любое время дня и ночи, просят помощи, совета, консультации. Я не могу и не имею права отказать или не взять трубку. А вдруг что-то произойдёт непоправимое?

Так случилось, что однажды Юле позвонила женщина из вполне благополучной, казалось бы, семьи, и попросила совета по поводу своего сожителя, на которого пожаловался 11-летний ребёнок. На встречу мать не пришла, но Юля почувствовала беду, разыскала её и сына. И мальчик, отказавшийся говорить в присутствии родительницы, доверился инспектору и рассказал, что с ним вытворяла эта мразь – отчим. Юлю просто затрясло от омерзения и негодования. Понятно, что педофилом должны заняться следственные органы. Только вот как теперь объяснить это ребёнку, который поверил Юле и знал, что она никому не откроет его тайну. И есть ещё мать, которая не верила сыну и обвиняла его в произошедшем. Юлии Шойимовне удалось убедить ребёнка, и были взяты показания, и отчим арестован, теперь педофила ждёт суд. Тогда, сидя в кабинете с мокрым от слёз лицом, она пообещала мальчику: если он позволит всё рассказать матери и следователям, он больше не увидит эту гадину-отчима.

Был и другой страшный случай – пожар в доме молодой семьи, у которой четверо детей. Юля увидела, что отец шёл по улице в одних трусах, а дело было глубокой осенью. Она побежала за ним к дому, где от жара уже лопались стёкла. Вокруг стояли люди, она рванулась в дом, кричала, что там дети. Её оттаскивали. Потом на руки передали полугодовалого малыша. Маленький больше всего пострадал, получил сильные ожоги. Из огня вытащили ещё двух детей. Четвёртый в это время был у бабушки в другом городе. Пострадавших повезли в больницу. Только когда ребятишек сдали на руки врачам, она немного опомнилась, пришла в себя, поехала к родителям. Матери не было. А отец ходил и собирал вещи. Тогда Юля сорвала голос, кричала на горе-папашу, что он должен быть в больнице с детьми, а не собирать свою рухлядь. Вспоминать об этом инспектор не любит – очень страшно переживать всё заново. Как потом установило следствие, причина пожара была в детской шалости с огнём, а родители были пьяны.

Спор Жеглова с Михал Михалычем, наверное, бесконечен. Есть аргументы у каждой стороны. Но жизнь и работа Юлии Анисенковой дают надежду на то, что «эра милосердия» - это не утопия. По крайней мере, в Осташкове есть капитан полиции, инспектор по делам несовершеннолетних, который работает по совести и велению сердца, а не по формальной буке закона. Это ли не милосердие?
09.06.2014
Поделиться