Новости Осташкова

В них мысли, молитвы и детство живут...

Выставка петербургской художницы Элеоноры Альметьевой, открывшаяся в выставочном зале (ул. Володарского, 19) краеведческого музея, произвела настоящий фурор в культурной среде города и вызвала восторженные отзывы даже среди самых строгих ценителей изобразительного искусства.

Элеонора родилась в Читинской области, но детство ее неразрывно связано с нашим краем, где она провела 13 лет своей жизни. «Детство моё прошло в Осташкове – маленьком провинциальном городе на Селигере, в неповторимой трогательной красоте, которая заложила во мне основы мировосприятия» – вспоминает в своей автобиографии художница. С 1988 года она живет и работает в Санкт-Петербурге. Обучалась в Российском государственном университете имени А.И. Герцена, православном Институте религиоведения и церковных искусств при подворье Оптиной пустыни. За плечами Элеоноры длинный путь, способствующий духовному и профессиональному росту. Более 20 персональных выставок в России, Германии, Финляндии, участие в коллективных выставках в Санкт-Петербурге, Москве, Гамбурге, Страсбурге и других городах: художницу любят и признают не только в России, но и за рубежом. Ее работы периодически появлялись и на наших выставках. Они сразу приковывали к себе общее внимание своей непосредственностью, какой-то необыкновенной легкостью, живостью и внутренним теплом, которое невозможно было не почувствовать. Тепло это вызывало какое-то странное, давно оставленное в детстве чувство – будто ты впервые смотришь на мир и все его, ныне обыденные вещи, кажутся еще чем-то волшебным и уникальным.



Элеонора родилась в Читинской области, но детство ее неразрывно связано с нашим краем, где она провела 13 лет своей жизни. «Детство моё прошло в Осташкове – маленьком провинциальном городе на Селигере, в неповторимой трогательной красоте, которая заложила во мне основы мировосприятия» – вспоминает в своей автобиографии художница. С 1988 года она живет и работает в Санкт-Петербурге. Обучалась в Российском государственном университете имени А.И. Герцена, православном Институте религиоведения и церковных искусств при подворье Оптиной пустыни. За плечами Элеоноры длинный путь, способствующий духовному и профессиональному росту. Более 20 персональных выставок в России, Германии, Финляндии, участие в коллективных выставках в Санкт-Петербурге, Москве, Гамбурге, Страсбурге и других городах: художницу любят и признают не только в России, но и за рубежом. Ее работы периодически появлялись и на наших выставках. Они сразу приковывали к себе общее внимание своей непосредственностью, какой-то необыкновенной легкостью, живостью и внутренним теплом, которое невозможно было не почувствовать. Тепло это вызывало какое-то странное, давно оставленное в детстве чувство – будто ты впервые смотришь на мир и все его, ныне обыденные вещи, кажутся еще чем-то волшебным и уникальным.



Помню, как впервые увидел ее вороненка, написанного на небольшом квадратном холсте (примерно 20×20 см), и выставленного в художественной галерее во Дворце культуры «Юбилейный». Заметив на картине подпись «Xenia», я тогда еще подумал, что было бы здорово увидеть и другие работы этой талантливой девочки. Да, отчего-то мне тогда представилось, что таким чистым и позитивным видением вещей может обладать только абсолютно счастливый ребенок, которому Богом был дан дар самые светлые свои эмоции переносить на картины. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что это уже взрослая женщина… Желание познакомиться с ее творчеством поближе при этом только возрастало. И вот, наконец, оно осуществилось.

Экспозиция расположилась в двух залах. Первый был полностью отведен религиозной живописи. Сразу возник вопрос: как художница, создавшая те, ранее виденные мною работы, передающие атмосферу беззаботного счастья, может быть той же, что написала эти иконы и строго выдержанные полотна с библейскими сюжетами? Уже позже я узнал, что духовным опытом жизнь Элеоноры обогатил как раз Институт религиоведения и церковных искусств при подворье Оптиной пустыни.

Во втором зале прослеживалось несколько основных тем. Немного наивная и детская с нотками юмора – та самая, с которой началось мое знакомство с художницей. Здесь с картин на зрителя блестящими глазами-угольками смотрели вороны «Болтушки», с любопытством косился кот-интеллигент, а другой – совсем еще юный котенок, взмыл к небесам на простенькой качельке, многочисленные же снеговики увлеченно занимались своими семейными делами. Далее шли итальянские мотивы и пейзажи, привезенные Элеонорой из ее путешествий. Узкие улочки, венецианские каналы и мостики, гондола с чайкой-пассажиркой, вид на Флоренцию с цветущего балкона, крепость Бари, ну и, конечно, море – художнице удалось передать особый дух этого благодатного края с потрясающей древней архитектурой. Стена с натюрмортами, в прямом смысле слова, вызывала нешуточный аппетит. Кофе с кусочком сыра, дыня и сливы, чай с лимоном, вишни, мороженое: рай для гедонистов, но и эстету здесь найдется, чем поживиться, – вот, на натюрморте «Случайный солнечный зайчик» главным действующим элементом на кухне стал лучик света. Еще одной доминирующей темой в работах Элеоноры стала музыка. Так на одной из центральных картин «Музыка и Свет» изображен погруженный в музыкальный транс ансамбль. От исполнителей исходят столбы света – своего рода каналы, устремившиеся к небу и божественному источнику творчества. Художнице удивительно точно удалось изобразить в живописи момент рождения настоящей музыки.

Экспозиция расположилась в двух залах. Первый был полностью отведен религиозной живописи. Сразу возник вопрос: как художница, создавшая те, ранее виденные мною работы, передающие атмосферу беззаботного счастья, может быть той же, что написала эти иконы и строго выдержанные полотна с библейскими сюжетами? Уже позже я узнал, что духовным опытом жизнь Элеоноры обогатил как раз Институт религиоведения и церковных искусств при подворье Оптиной пустыни.

Во втором зале прослеживалось несколько основных тем. Немного наивная и детская с нотками юмора – та самая, с которой началось мое знакомство с художницей. Здесь с картин на зрителя блестящими глазами-угольками смотрели вороны «Болтушки», с любопытством косился кот-интеллигент, а другой – совсем еще юный котенок, взмыл к небесам на простенькой качельке, многочисленные же снеговики увлеченно занимались своими семейными делами. Далее шли итальянские мотивы и пейзажи, привезенные Элеонорой из ее путешествий. Узкие улочки, венецианские каналы и мостики, гондола с чайкой-пассажиркой, вид на Флоренцию с цветущего балкона, крепость Бари, ну и, конечно, море – художнице удалось передать особый дух этого благодатного края с потрясающей древней архитектурой. Стена с натюрмортами, в прямом смысле слова, вызывала нешуточный аппетит. Кофе с кусочком сыра, дыня и сливы, чай с лимоном, вишни, мороженое: рай для гедонистов, но и эстету здесь найдется, чем поживиться, – вот, на натюрморте «Случайный солнечный зайчик» главным действующим элементом на кухне стал лучик света. Еще одной доминирующей темой в работах Элеоноры стала музыка. Так на одной из центральных картин «Музыка и Свет» изображен погруженный в музыкальный транс ансамбль. От исполнителей исходят столбы света – своего рода каналы, устремившиеся к небу и божественному источнику творчества. Художнице удивительно точно удалось изобразить в живописи момент рождения настоящей музыки.

Во втором зале прослеживалось несколько основных тем. Немного наивная и детская с нотками юмора – та самая, с которой началось мое знакомство с художницей. Здесь с картин на зрителя блестящими глазами-угольками смотрели вороны «Болтушки», с любопытством косился кот-интеллигент, а другой – совсем еще юный котенок, взмыл к небесам на простенькой качельке, многочисленные же снеговики увлеченно занимались своими семейными делами. Далее шли итальянские мотивы и пейзажи, привезенные Элеонорой из ее путешествий. Узкие улочки, венецианские каналы и мостики, гондола с чайкой-пассажиркой, вид на Флоренцию с цветущего балкона, крепость Бари, ну и, конечно, море – художнице удалось передать особый дух этого благодатного края с потрясающей древней архитектурой. Стена с натюрмортами, в прямом смысле слова, вызывала нешуточный аппетит. Кофе с кусочком сыра, дыня и сливы, чай с лимоном, вишни, мороженое: рай для гедонистов, но и эстету здесь найдется, чем поживиться, – вот, на натюрморте «Случайный солнечный зайчик» главным действующим элементом на кухне стал лучик света. Еще одной доминирующей темой в работах Элеоноры стала музыка. Так на одной из центральных картин «Музыка и Свет» изображен погруженный в музыкальный транс ансамбль. От исполнителей исходят столбы света – своего рода каналы, устремившиеся к небу и божественному источнику творчества. Художнице удивительно точно удалось изобразить в живописи момент рождения настоящей музыки.

Элеонора Альметьева не боится экспериментировать с техникой и зачастую прибегает к комбинированию различных стилей. Так, в некоторых ее картинах можно обнаружить элементы кубизма с подчеркнутой геометрией форм, пульсирующие точки и линии, часто используемые в современном искусстве, подчеркивают динамику некоторых ее работ. Великолепное владение цветом, смелые решения в выборе формы и композиции, да и сами темы картин – все это говорит о том, что перед нами настоящий самобытный, сложный и очень многогранный художник со своим – особым видением вещей.

Выставка дает довольно полное представление о творчестве Элеоноры Альметьевой. Ее искусство находит дорогу в сердце каждого и оставляет там кусочек света и тепла. Нельзя не отметить экспозиционное решение нашего художника, члена Союза художников Александра Зазынова. Ему удалось выстроить выставку таким образом, что зритель, знакомясь с темами выставки, открывает для себя все новые и новые грани художницы, выстраивая полную картину ее внутреннего мира.

Выставка продлится до Дня города, а после у осташей появится возможность приобрести некоторые из представленных картин. Не упустите возможность познакомиться с творчеством этой самобытной художницы.

Андрей РЯБОЧКИН

Фото автора

05.05.2012
Поделиться