Новости Осташкова

Трудовик-затейник

Если вам доводилось встречать Сергея Абакшина летом, то с большой вероятностью можно предположить, что он проносился мимо вас на своем велосипеде с небольшим рюкзаком за спиной. В том случае, если вы знакомы, то, наверняка, некоторое расстояние он проезжал рядом c вами и одаривал несколькими шутками. Полтора года назад случай привел его в гимназию, где он решил попробовать себя в качестве учителя технологии. Но Сергей Геннадьевич не ограничился столярными работами, разделив с ребятами главное увлечение своей жизни – неутолимую тягу к туристическим приключениям.

Cергея я застал в его кабинете-мастерской, проводящим инструктаж перед запланированным на выходные лыжным походом. После того, как дети получили напутствие от своего учителя, он рассказал мне, как ему удалось освоиться в новой для себя профессии.

- С детьми я легко смог найти общий язык. Необходимые учителю труда навыки приобрел за пять лет работы на стройке. «Учился на тройки – работаю на стройке!», – отшутился Сергей и переключился на специфику своего предмета. – Такие предметы как технология, музыка и изобразительное искусство должны увлекать, быть ненавязчивыми, но в то же время интересными. Если дети не получают от них удовольствие, то зачем они нужны? Вбить гвоздь при необходимости сможет научиться каждый. Тут важен сам процесс, в ходе которого ребята приучаются к труду. На моих занятиях дети отдыхают от основных предметов, при этом приобретая какие-то полезные навыки и расширяя свой кругозор. А вообще, трудовик без шуток – это не трудовик, я считаю.

Мы перешли к главному увлечению Сергея, и он попытался вспомнить, когда приобрел свой первый туристский опыт. Сделать это оказалось не под силу, потому как всю свою сознательную жизнь, с самого раннего детства, Сережа с семьей выбирался с палатками в лес: подальше от города и поближе к природе. Тогда-то, видимо, и зародилась у совсем еще юного мальчишки любовь к дикой красоте нашего края. С возрастом это чувство росло, а кроме того, формировалось свое особое отношение к туризму.

Cергея я застал в его кабинете-мастерской, проводящим инструктаж перед запланированным на выходные лыжным походом. После того, как дети получили напутствие от своего учителя, он рассказал мне, как ему удалось освоиться в новой для себя профессии.

- С детьми я легко смог найти общий язык. Необходимые учителю труда навыки приобрел за пять лет работы на стройке. «Учился на тройки – работаю на стройке!», – отшутился Сергей и переключился на специфику своего предмета. – Такие предметы как технология, музыка и изобразительное искусство должны увлекать, быть ненавязчивыми, но в то же время интересными. Если дети не получают от них удовольствие, то зачем они нужны? Вбить гвоздь при необходимости сможет научиться каждый. Тут важен сам процесс, в ходе которого ребята приучаются к труду. На моих занятиях дети отдыхают от основных предметов, при этом приобретая какие-то полезные навыки и расширяя свой кругозор. А вообще, трудовик без шуток – это не трудовик, я считаю.

Мы перешли к главному увлечению Сергея, и он попытался вспомнить, когда приобрел свой первый туристский опыт. Сделать это оказалось не под силу, потому как всю свою сознательную жизнь, с самого раннего детства, Сережа с семьей выбирался с палатками в лес: подальше от города и поближе к природе. Тогда-то, видимо, и зародилась у совсем еще юного мальчишки любовь к дикой красоте нашего края. С возрастом это чувство росло, а кроме того, формировалось свое особое отношение к туризму.

- С детьми я легко смог найти общий язык. Необходимые учителю труда навыки приобрел за пять лет работы на стройке. «Учился на тройки – работаю на стройке!», – отшутился Сергей и переключился на специфику своего предмета. – Такие предметы как технология, музыка и изобразительное искусство должны увлекать, быть ненавязчивыми, но в то же время интересными. Если дети не получают от них удовольствие, то зачем они нужны? Вбить гвоздь при необходимости сможет научиться каждый. Тут важен сам процесс, в ходе которого ребята приучаются к труду. На моих занятиях дети отдыхают от основных предметов, при этом приобретая какие-то полезные навыки и расширяя свой кругозор. А вообще, трудовик без шуток – это не трудовик, я считаю.

Мы перешли к главному увлечению Сергея, и он попытался вспомнить, когда приобрел свой первый туристский опыт. Сделать это оказалось не под силу, потому как всю свою сознательную жизнь, с самого раннего детства, Сережа с семьей выбирался с палатками в лес: подальше от города и поближе к природе. Тогда-то, видимо, и зародилась у совсем еще юного мальчишки любовь к дикой красоте нашего края. С возрастом это чувство росло, а кроме того, формировалось свое особое отношение к туризму.

Мы перешли к главному увлечению Сергея, и он попытался вспомнить, когда приобрел свой первый туристский опыт. Сделать это оказалось не под силу, потому как всю свою сознательную жизнь, с самого раннего детства, Сережа с семьей выбирался с палатками в лес: подальше от города и поближе к природе. Тогда-то, видимо, и зародилась у совсем еще юного мальчишки любовь к дикой красоте нашего края. С возрастом это чувство росло, а кроме того, формировалось свое особое отношение к туризму.

- Когда группа людей приезжает на машине в лес, раскладывает палатки и жарит шашлык – разве это туризм? Сам я больше предпочитаю экстремальные походы. В моем понимании туризм – это обязательно какое-то приключение. Чем больше препятствий встречаешь на своем пути – тем интереснее. Сложности – это самое главное в походе. Садишься к костру, и наступают часы отдыха: усталость проходит, а все преодоленные за день трудности превращаются в воспоминания. Отправляясь в поход с друзьями, мы стараемся выбирать какие-то исторические, примечательные и красивые места. Маршруты разрабатываются довольно долго с учетом географических и ландшафтных особенностей. Одним из самых запоминающихся прошлогодних моих приключений стал сплав на плоту по Волге от Селижарова до Ржева. Плот сделали сами из досок и пенопластовых плит. Сплавлялись вдвоем с братом Костей в течение шести дней. Скорость на порогах и перекатах развивалась до 45 километров, а на Бенских порогах при такой скорости бывает довольно опасно. Было здорово! Надеюсь в скором времени повторить с большим числом участников. В следующем году хотелось бы пройти на байдарке еще пару рек – Великую и Свирь. Вообще, мы успели побывать во многих местах не только на Селигере. Надо уже выходить на новый уровень, для начала – в России: податься куда-нибудь на Урал, побывать на Кольском полуострове.

Сергей отдает предпочтение велотуризму. Он отметил, что именно это позволяет получить максимум удовольствия при минимуме затрат. Не останавливает его в этом увлечении, порой граничащем с фанатизмом, и время года. Этой зимой он с друзьями ездил в велопоходы к истоку реки Западной Двины, а также в Торжокский район.

- Зимние велопоходы отличаются тем, что в них ходят одни «идиоты», – вновь сыронизировал Сергей. – С собой берем велорюкзаки, палатку, спальник, костровое оборудование, еду и запасные вещи. Обычно отправляемся на два дня: день туда, ночуем и день обратно. Общение у костра вечером протекает очень душевно. Это особая, ни с чем не сравнимая теплая и сплачивающая атмосфера. Можно было бы взять с собой гитару, контрабас или даже тромбон (инструмент, на котором играет Сергей – А.Р.), но в нашем деле каждый лишний килограмм – лишний. Из осташей в походы обычно отправляется Андрей Репин, но большинство моих соколёсников из Москвы. Любопытный момент, я ни разу не сталкивался с тем, чтобы в поход со мной пошел плохой человек. Все потому, что в экстремальные походы ходят сильные духом люди. К сожалению, среди осташей энтузиастов, готовых пойти на экстрим, находится немного.

- Когда группа людей приезжает на машине в лес, раскладывает палатки и жарит шашлык – разве это туризм? Сам я больше предпочитаю экстремальные походы. В моем понимании туризм – это обязательно какое-то приключение. Чем больше препятствий встречаешь на своем пути – тем интереснее. Сложности – это самое главное в походе. Садишься к костру, и наступают часы отдыха: усталость проходит, а все преодоленные за день трудности превращаются в воспоминания. Отправляясь в поход с друзьями, мы стараемся выбирать какие-то исторические, примечательные и красивые места. Маршруты разрабатываются довольно долго с учетом географических и ландшафтных особенностей. Одним из самых запоминающихся прошлогодних моих приключений стал сплав на плоту по Волге от Селижарова до Ржева. Плот сделали сами из досок и пенопластовых плит. Сплавлялись вдвоем с братом Костей в течение шести дней. Скорость на порогах и перекатах развивалась до 45 километров, а на Бенских порогах при такой скорости бывает довольно опасно. Было здорово! Надеюсь в скором времени повторить с большим числом участников. В следующем году хотелось бы пройти на байдарке еще пару рек – Великую и Свирь. Вообще, мы успели побывать во многих местах не только на Селигере. Надо уже выходить на новый уровень, для начала – в России: податься куда-нибудь на Урал, побывать на Кольском полуострове.

Сергей отдает предпочтение велотуризму. Он отметил, что именно это позволяет получить максимум удовольствия при минимуме затрат. Не останавливает его в этом увлечении, порой граничащем с фанатизмом, и время года. Этой зимой он с друзьями ездил в велопоходы к истоку реки Западной Двины, а также в Торжокский район.

- Зимние велопоходы отличаются тем, что в них ходят одни «идиоты», – вновь сыронизировал Сергей. – С собой берем велорюкзаки, палатку, спальник, костровое оборудование, еду и запасные вещи. Обычно отправляемся на два дня: день туда, ночуем и день обратно. Общение у костра вечером протекает очень душевно. Это особая, ни с чем не сравнимая теплая и сплачивающая атмосфера. Можно было бы взять с собой гитару, контрабас или даже тромбон (инструмент, на котором играет Сергей – А.Р.), но в нашем деле каждый лишний килограмм – лишний. Из осташей в походы обычно отправляется Андрей Репин, но большинство моих соколёсников из Москвы. Любопытный момент, я ни разу не сталкивался с тем, чтобы в поход со мной пошел плохой человек. Все потому, что в экстремальные походы ходят сильные духом люди. К сожалению, среди осташей энтузиастов, готовых пойти на экстрим, находится немного.

Сергей отдает предпочтение велотуризму. Он отметил, что именно это позволяет получить максимум удовольствия при минимуме затрат. Не останавливает его в этом увлечении, порой граничащем с фанатизмом, и время года. Этой зимой он с друзьями ездил в велопоходы к истоку реки Западной Двины, а также в Торжокский район.

- Зимние велопоходы отличаются тем, что в них ходят одни «идиоты», – вновь сыронизировал Сергей. – С собой берем велорюкзаки, палатку, спальник, костровое оборудование, еду и запасные вещи. Обычно отправляемся на два дня: день туда, ночуем и день обратно. Общение у костра вечером протекает очень душевно. Это особая, ни с чем не сравнимая теплая и сплачивающая атмосфера. Можно было бы взять с собой гитару, контрабас или даже тромбон (инструмент, на котором играет Сергей – А.Р.), но в нашем деле каждый лишний килограмм – лишний. Из осташей в походы обычно отправляется Андрей Репин, но большинство моих соколёсников из Москвы. Любопытный момент, я ни разу не сталкивался с тем, чтобы в поход со мной пошел плохой человек. Все потому, что в экстремальные походы ходят сильные духом люди. К сожалению, среди осташей энтузиастов, готовых пойти на экстрим, находится немного.

- Зимние велопоходы отличаются тем, что в них ходят одни «идиоты», – вновь сыронизировал Сергей. – С собой берем велорюкзаки, палатку, спальник, костровое оборудование, еду и запасные вещи. Обычно отправляемся на два дня: день туда, ночуем и день обратно. Общение у костра вечером протекает очень душевно. Это особая, ни с чем не сравнимая теплая и сплачивающая атмосфера. Можно было бы взять с собой гитару, контрабас или даже тромбон (инструмент, на котором играет Сергей – А.Р.), но в нашем деле каждый лишний килограмм – лишний. Из осташей в походы обычно отправляется Андрей Репин, но большинство моих соколёсников из Москвы. Любопытный момент, я ни разу не сталкивался с тем, чтобы в поход со мной пошел плохой человек. Все потому, что в экстремальные походы ходят сильные духом люди. К сожалению, среди осташей энтузиастов, готовых пойти на экстрим, находится немного.

Собственно, по этой самой причине, как говорит сам Сергей: “Из корыстных побуждений, чтобы было с кем палатку поставить и поговорить в лесу” и решил он в этом учебном году организовать кружок с незатейливым названием «Туризм».

- Захотелось, чтоб появились люди, разделяющие мой интерес. Дети открыты для общения, и их легко увлечь. В то же время, если они займутся активным туризмом сейчас, то это останется с ними на всю жизнь. Сейчас в кружок ходит чуть больше десяти человек. Занятия проходят два раза в неделю по три часа. На них ребята учатся топографии, ориентированию, осваивают технику установки палаток и разведения костров. Основное направление нашего кружка – велотуризм и походы на лыжах. С детьми стараюсь отправляться в хорошо знакомые мне места, пока они лишь привыкают к самостоятельности. Ребята должны почувствовать какую-то нагрузку и проникнуться духом походных приключений. Основная сложность для них сейчас заключается в организации быта. Оказавшись на природе, они еще ждут, что все сделают за них. Я же стараюсь приучить их к тому, что свой комфорт они должны организовать сами. Если не позаботятся о крыше над головой, то раз промокнув под дождем, усвоят важный урок. На ближайших выходных планируем трансфер до Новых Елец, а оттуда на лыжах через храм Троицы на Переволоке, озёра Хачина до Светлицы. На наши походы родители реагируют по-разному. Кто-то боится, а кто-то одобряет. Страх родителей мне понятен. Если сами никогда этим не занимались, то им не ясен сам смысл похода. Там ведь нет компьютера, материнской опеки и прочих благ. Да, подчас им бывает нелегко, но в конечном итоге ребята получают ни с чем не сравнимое удовольствие от общения с природой и проверки собственных сил. Это наполняет их мир новыми ощущениями, которых в условиях современного мира они лишены. Кроме того, в походе дети учатся самостоятельности. Они набираются впечатлений и потом еще долго говорят о своих приключениях. Для меня это важно.

Молодой педагог (Сергею всего 26 лет) был искренне смущен вниманием к своей персоне, а меж тем, после того как станция юных туристов (не без содействия высокопоставленных особ), прекратила свое существование, Сергей Абакшин – чуть ли не единственный человек, занимающийся с детьми в этом направлении. Как ни прискорбно, молодежь лишена возможности знакомиться с родным краем через туризм. В свою очередь, чиновники заявляют о необходимости его развития, подразумевая, видимо, постройку новых турбаз и элитных коттеджей. Летом Сергею доводилось водить гостей из Москвы в велопоходы в качестве инструктора, и жители мегаполиса честно признавались, что ни на что не променяли бы этот вид отдыха. Может, нам стоит уже начать делать что-то в этом направлении, а не ограничиваться пустой предвыборной болтовней о перспективности этой отрасли?

Андрей РЯБОЧКИН

Фото из архива

Сергея Абакшина

23.03.2012
Поделиться