Новости Осташкова

Кино, да и только!

В год празднования 90-летия кинотеатра «Октябрь» его старожилу Александру Геннадьевичу Полякову было присвоено почетное звание «Почетный кинематографист России» и вручен соответствующий знак. А его фотографию опубликовал всесоюзный журнал «Киномеханик».

Специально для встречи с ним из Москвы приезжал журналист. Брал интервью, фотографировал.

Прошло ровно десять лет. Нашему «Октябрю» стукнуло уже век. Столичный журналист в его недрах больше не появился. Да и журнал «Киномеханик» приказал долго жить. Последний «октябрьский» киносеанс состоялся 6 августа 2007 года. Фильм «Шайтан» подвел печальную черту. Сам же юбиляр оказался в частных руках и встал на ремонт. А из его работников на своем трудовом посту остался лишь Поляков. Он и за директора, и за сторожа, и за дворника. Должностей хоть отбавляй. Но все равно Александр Геннадьевич скучает по своей любимой профессии киномеханика. Искренне верит, что в обновленном до неузнаваемости зале вот-вот погаснет свет, а на белый экран упадет волшебный луч света.

А память возвращает его в далекое детство. Группка осташковских пацанов, пристроившись в «Октябрь» расклейщиками афиш, получила право на бесплатное посещение дневных детских киносеансов. Вечернее кино было даже для них под запретом. А вдруг на вечернем экране зрителю будет предложен горячий поцелуй? А он-то как раз никак не вяжется с нормами советской морали. Другое дело «Приключение неуловимых» или Тимур со своей командой.

Но и этих лент Полякову вполне хватало, чтобы наглым образом пропускать уроки. А когда на них было ходить? Не успеешь афиши расклеить, уже первый сеанс в кинотеатре. Учителя первой школы в конце концов махнули рукой на прогульщика, но восьмиклассный аттестат однако выдали.

А парень к тому времени уже на пороге взрослой жизни стоял, удостоверением помощника киномеханика обзавелся. Это в четырнадцать-то с небольшим. Никто уже тогда не сомневался в выборе им этой киношной профессии.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Прошло ровно десять лет. Нашему «Октябрю» стукнуло уже век. Столичный журналист в его недрах больше не появился. Да и журнал «Киномеханик» приказал долго жить. Последний «октябрьский» киносеанс состоялся 6 августа 2007 года. Фильм «Шайтан» подвел печальную черту. Сам же юбиляр оказался в частных руках и встал на ремонт. А из его работников на своем трудовом посту остался лишь Поляков. Он и за директора, и за сторожа, и за дворника. Должностей хоть отбавляй. Но все равно Александр Геннадьевич скучает по своей любимой профессии киномеханика. Искренне верит, что в обновленном до неузнаваемости зале вот-вот погаснет свет, а на белый экран упадет волшебный луч света.

А память возвращает его в далекое детство. Группка осташковских пацанов, пристроившись в «Октябрь» расклейщиками афиш, получила право на бесплатное посещение дневных детских киносеансов. Вечернее кино было даже для них под запретом. А вдруг на вечернем экране зрителю будет предложен горячий поцелуй? А он-то как раз никак не вяжется с нормами советской морали. Другое дело «Приключение неуловимых» или Тимур со своей командой.

Но и этих лент Полякову вполне хватало, чтобы наглым образом пропускать уроки. А когда на них было ходить? Не успеешь афиши расклеить, уже первый сеанс в кинотеатре. Учителя первой школы в конце концов махнули рукой на прогульщика, но восьмиклассный аттестат однако выдали.

А парень к тому времени уже на пороге взрослой жизни стоял, удостоверением помощника киномеханика обзавелся. Это в четырнадцать-то с небольшим. Никто уже тогда не сомневался в выборе им этой киношной профессии.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

А память возвращает его в далекое детство. Группка осташковских пацанов, пристроившись в «Октябрь» расклейщиками афиш, получила право на бесплатное посещение дневных детских киносеансов. Вечернее кино было даже для них под запретом. А вдруг на вечернем экране зрителю будет предложен горячий поцелуй? А он-то как раз никак не вяжется с нормами советской морали. Другое дело «Приключение неуловимых» или Тимур со своей командой.

Но и этих лент Полякову вполне хватало, чтобы наглым образом пропускать уроки. А когда на них было ходить? Не успеешь афиши расклеить, уже первый сеанс в кинотеатре. Учителя первой школы в конце концов махнули рукой на прогульщика, но восьмиклассный аттестат однако выдали.

А парень к тому времени уже на пороге взрослой жизни стоял, удостоверением помощника киномеханика обзавелся. Это в четырнадцать-то с небольшим. Никто уже тогда не сомневался в выборе им этой киношной профессии.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Но и этих лент Полякову вполне хватало, чтобы наглым образом пропускать уроки. А когда на них было ходить? Не успеешь афиши расклеить, уже первый сеанс в кинотеатре. Учителя первой школы в конце концов махнули рукой на прогульщика, но восьмиклассный аттестат однако выдали.

А парень к тому времени уже на пороге взрослой жизни стоял, удостоверением помощника киномеханика обзавелся. Это в четырнадцать-то с небольшим. Никто уже тогда не сомневался в выборе им этой киношной профессии.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

А парень к тому времени уже на пороге взрослой жизни стоял, удостоверением помощника киномеханика обзавелся. Это в четырнадцать-то с небольшим. Никто уже тогда не сомневался в выборе им этой киношной профессии.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Впервые попал Сашка в святая святых – киноаппаратную совершенно случайно. Пока художник малевал гуашью первую партию утренних афиш, он с друзьями в ожидании их вился вокруг кинотеатра.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Вдруг на балкон «Октября» высыпали трое киномехаников:

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

- Эй, мальцы, а хотите к нам на экскурсию в киноаппаратную попасть?

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

- Хотим, дяденьки!

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

- Тогда раздобудьте нам покурить!

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Уже через считанные минуты кумиры мальчишек смачно дымили «Примой», а ее добытчики на ощупь изучали никогда доселе не виданные киношные устройства.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Утолив свое любопытство, Сашкины друзья навсегда утратили интерес к аппаратуре. Для них важнее было попасть на сеанс. Поляков, наоборот, просто заболел «Ломовскими» агрегатами, оживлявшими и людей, и события. Он практически ежедневно проникал в заветную темную комнату, чтобы получить очередное практическое задание. Сначала только ленты вручную перематывал. Потом научился самостоятельно заряжать ее в аппарат. Его навыки просто удивляли опытных киномехаников. А Сашка через некоторое время уже легко запускал фильмы, переходил с одного кинопроектора на другой. Таскал туда-сюда тяжелые коробки (фильмоноски). Вес только одного фильма составлял примерно 20 килограммов, а размещался он в двух фильмоносках. «Октябрь» тогда работал в две смены, а каждый сеанс обслуживало два киномеханика, еще и технорук.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

Каждый фильм при этом состоял из девяти десятиминутных частей. Зритель в зале никогда не должен был замечать перехода от одной части к другой.

При переходе необходимо было попасть в слова актеров, в музыку. Такой слаженности всегда способствовал специальный знак, крестик или точка, в правом верхнем углу кадра. Он появлялся, как сигнал для киномехаников в самом конце каждой части. Навсегда осталась эта метка и в сегодняшних телеверсиях старых фильмов.

В 1975-м Александр Поляков встал в солдатский строй. Служил в ракетной части под Ригой, но его гражданская специальность оказалась востребованной и здесь. Не только ракеты пускал, но и фильмы в Доме офицеров, которым сам же и заведовал. Стенгазеты выпускал, отличников боевой и политической подготовки новеньким «Зенитом» фотографировал, в концертах художественной самодеятельности участвовал. А чтобы служба медом не казалась, в караулы с автоматом ходил.

Скинув солдатскую шинель, Александр сразу же вернулся в свой любимый «Октябрь», который к этому времени обрел вторую молодость, сменив обычные печки на центральное паровое отопление. А Полякова ждала еще и новая киноаппаратура.

Сегодня она заняла место на складе. А ее вакансию уже готова занять более современная под звучным названием «Кристи». Теперь уже не потребуется постоянный переход с одного кинопроектора на другой. «Кристи» справится с фильмами и в одиночку.

В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



При переходе необходимо было попасть в слова актеров, в музыку. Такой слаженности всегда способствовал специальный знак, крестик или точка, в правом верхнем углу кадра. Он появлялся, как сигнал для киномехаников в самом конце каждой части. Навсегда осталась эта метка и в сегодняшних телеверсиях старых фильмов.

В 1975-м Александр Поляков встал в солдатский строй. Служил в ракетной части под Ригой, но его гражданская специальность оказалась востребованной и здесь. Не только ракеты пускал, но и фильмы в Доме офицеров, которым сам же и заведовал. Стенгазеты выпускал, отличников боевой и политической подготовки новеньким «Зенитом» фотографировал, в концертах художественной самодеятельности участвовал. А чтобы служба медом не казалась, в караулы с автоматом ходил.

Скинув солдатскую шинель, Александр сразу же вернулся в свой любимый «Октябрь», который к этому времени обрел вторую молодость, сменив обычные печки на центральное паровое отопление. А Полякова ждала еще и новая киноаппаратура.

Сегодня она заняла место на складе. А ее вакансию уже готова занять более современная под звучным названием «Кристи». Теперь уже не потребуется постоянный переход с одного кинопроектора на другой. «Кристи» справится с фильмами и в одиночку.

В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



В 1975-м Александр Поляков встал в солдатский строй. Служил в ракетной части под Ригой, но его гражданская специальность оказалась востребованной и здесь. Не только ракеты пускал, но и фильмы в Доме офицеров, которым сам же и заведовал. Стенгазеты выпускал, отличников боевой и политической подготовки новеньким «Зенитом» фотографировал, в концертах художественной самодеятельности участвовал. А чтобы служба медом не казалась, в караулы с автоматом ходил.

Скинув солдатскую шинель, Александр сразу же вернулся в свой любимый «Октябрь», который к этому времени обрел вторую молодость, сменив обычные печки на центральное паровое отопление. А Полякова ждала еще и новая киноаппаратура.

Сегодня она заняла место на складе. А ее вакансию уже готова занять более современная под звучным названием «Кристи». Теперь уже не потребуется постоянный переход с одного кинопроектора на другой. «Кристи» справится с фильмами и в одиночку.

В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Скинув солдатскую шинель, Александр сразу же вернулся в свой любимый «Октябрь», который к этому времени обрел вторую молодость, сменив обычные печки на центральное паровое отопление. А Полякова ждала еще и новая киноаппаратура.

Сегодня она заняла место на складе. А ее вакансию уже готова занять более современная под звучным названием «Кристи». Теперь уже не потребуется постоянный переход с одного кинопроектора на другой. «Кристи» справится с фильмами и в одиночку.

В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Сегодня она заняла место на складе. А ее вакансию уже готова занять более современная под звучным названием «Кристи». Теперь уже не потребуется постоянный переход с одного кинопроектора на другой. «Кристи» справится с фильмами и в одиночку.

В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



В памяти Александра Геннадьевича то и дело всплывают новые и новые подробности его сорокалетней киношной деятельности, люди, которым он и по сей день благодарен за их безграничную любовь к этому виду искусства.

Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Одним из его первых опытных наставников были когда-то инженер Виктор Николаевич Лосев и реммастер Константин Васильевич Морданов. Именно они посвятили Александра в сложное хитроскопление механической души любой киноаппаратуры. Вскоре уже сам Поляков, оседлав служебный «Урал» с коляской, колесил по району, обеспечивая надежную работу многочисленных киноустановок.

А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



А в то время их насчитывалось порядка двадцати пяти. Много, скажете вы! И будете не совсем правы. Ведь еще чуть раньше в Осташковском районе исправно обеспечивали интерес населения к кинематографу аж пятьдесят две киноустановки. Телевизоров, наверное, было меньше.

А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



А на голову Полякова все эти годы как из рога изобилия сыпались многочисленные грамоты и благодарности. А их-то надо было заслужить преданностью, с некоторой грустью в глазах вспоминает он дела давно минувших дней, когда жизнь в больших и малых сельских клубах била ключом.

- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Сейчас лишь кое-где аппаратура осталась. В Жданове, например, новейшая киноаппаратура, ЛОМОвского качества. В Святом такая же стоит. Сам когда-то ее привозил. Ее еще можно запустить. Мне бы с ней две-три недельки только повозиться, – никак не унимался Поляков.

- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Неужели навсегда уже прервана надежная поставка фильмов и на складе ничего не осталось, – продолжал я нажимать на больную мозоль ветерана.

- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Как ничего! У меня лично хранится полноценный художественный фильм «По траве босиком», снятый в Осташкове и рассказывающий об интереснейшей жизни учащихся профтехучилища. Его главными героями были ребята и девчата из нашего ПТУ-30. Многие теперь уже стали бабушками и дедушками, но наверняка узнали бы себя на экране. Один Михаил Александров чего там стоит. Он там в ансамбле местного ресторана «Русь» на гитаре играет. Разве кто из осташей его не узнает? – пытается сбить мою напористость Поляков.

Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Посидели с ним. Помечтали. Хорошо бы показом этого фильма столетний юбилей кинотеатра отметить, ветеранов нашей разбросанной киносети вместе собрать. Их фамилии то и дело слетают с уст Александра Геннадьевича.

Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Это киномеханики: Зинаида Константиновна Игнатьева, Алексей Константинович Мухин; инженер Виктор Петрович Васильев; контролеры Клавдия Николаевна Алексеева, Зинаида Михайловна Сидорина; художник Владимир Геннадьевич Кудрявцев; административные работники Татьяна Дмитриевна Юркова, Лев Савельевич Бейлин, Валентина Арсентьевна Дормидонтова, Нина Алексеевна Титова, Ирина Борисовна Попкова, Татьяна Евгеньевна Луженская; кассиры Лидия Степановна Шаркова, Мария Яковлевна Санькова; бухгалтеры Галина Станиславовна Смирнова, Нина Ивановна Архипова; фильмопроверщик Надежда Алексеевна Лосева; шоферы Дмитрий Иванович Барковский, Александр Иванович Бисеров и многие многие другие.

- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Александр, а можно ли сегодня прикинуть, сколько лично через тебя фильмов за годы работы прошло?

- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Ооо! Тысячи километров! Тысячи!

- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Ну а какие фильмы ты и сегодня готов смотреть снова и снова?

- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Таких немало. Все они стали классикой советского и российского кино. «Мы из джаза», «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию» и многие, многие другие. Практически все старые фильмы меня трогают за душу.

И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



И где теперь такие фильмы снять, если даже наши киностудии навсегда исчезли. Нет больше «Мосфильма им. Горького», «Довженко». Чья здесь вина, поди теперь разберись.

Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Сложно теперь разобраться с виновными в закрытии осташковского «Октября». В то же время Поляков с грустью признается, что даже Пено и Селижарово смогли сохранить свои кинотеатры и продолжают радовать население большим кино.

А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



А на мой вопрос, подогреваемый интересом сотен граждан, говорит он, когда же наконец-то «Октябрь» распахнет свои обновленные двери, от его владельца прозвучал весьма загадочный ответ: «Пока на этот счет нет решения города»…

Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Кино, а особенно вечерние сеансы, всегда были овеяны какой-то неповторимой любовью населения. Какая девушка тогда могла отказать себе в удовольствии попасть на вечерний сеанс за счет парня? Ведь он оплачивал не только стоимость билета, но и большой стакан жареных семечек. Именно семечки стали неотъемлемой частью осташковской «кинокультуры». В перерывах между сеансами контролеры ведрами выносили из зала шелуху и фантики от конфет, которыми тоже баловался наш зритель.

В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



В моменты самых напряженных событий на экране многие из кавалеров предпочитали нежно приобнять своих спутниц или, более того, взять за ручку, чем вызывали зависть одиночек.

Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Александру было начертано судьбой смотреть кино сквозь амбразуру киноаппаратной. Но иногда и он улучал момент и попадал в кинозал в сопровождении местных красавиц.

Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Но вот навсегда в руки одной из них попал совсем не в кинозале, а на своем рабочем месте.

Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Однажды после киносеанса он вышел на служебный балкончик кинотеатра, чтобы перенести ленту в перемоточную. А внизу под балконом его уже словно ждала судьба.

– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



– Молодой человек, билетов не вечерний киносеанс в кассе уже нет, а нельзя у вас в киноаппаратной фильм посмотреть?

- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



- Почему нельзя, заходите!

Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



Вот так и познакомились Саша и Наташа. 27 сентября 1980 года, в дни московской Олимпиады расписались. С тех пор всегда вместе. Наталья ради этого без особых усилий взамен своей профессии повара отлично освоила профессию мужа. Двадцать шесть лет с ним крутила кино. И сегодня Наталья Михайловна не теряет надежду занять свое привычное место у кинопроектора.

В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



В свободное от кино время их долго объединял семейный ансамбль Терновых, где Александр азартно выстукивал на ложках замысловатые мелодии. Даже лауреатами Всероссийского конкурса «Играй, гармонь» стали Терновы. Любовь к музыке у него появилась со школьной скамьи, где играл в ансамбле на барабанах.

А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.



А вот петь даже не пытался. Сетовал на отсутствие голоса. Но к пятидесяти годам и голос прорезался. Теперь клуб «Тонус» без него своих концертов и не представляет, впрочем, как и Александр Геннадьевич Поляков не представляет своей дальнейшей жизни без кино.





Олег СЕВЕРОВ

Фото из семейного архива А.Г. и Н.М. Поляковых
16.10.2011
Поделиться