Новости Осташкова

Маршрут восьмой

Раньше эта улица считалась в городе одной из лучших, центральной. Неслучайно ее назвали царским именем – Екатериненская. По сути, и застраивалась она людьми наиболее именитыми. Например, князьями Шаховскими. Их двухэтажный дом (ныне в нем находится военкомат) до сих пор еще вполне крепкий, сильно пообветшал лишь снаружи.

Очень серьезно относились к вопросам строительства наши предки. Предусмотрели даже такую, казалось бы, мелочь, как овальные углы на домах, стоящих на перекрестках. Это чтобы обзор для лихих ямщиков при выезде на другую улицу был лучше. Нам бы так сейчас при нашем-то скоростном и весьма обильном автомобильном транспорте, чтобы не создавать на перекрестках аварийных ситуаций.

Стремились в прошлом осташи и украсить свои дома пооригинальнее. Вот, к примеру, стоит на переходе на проспект Ленинский так называемый «дом шкипера». Каких только атрибутов, напоминающих о морском флоте, включая секстант, на нем не налеплено. Приятно при виде их вспомнить, что когда-то осташковский флот плавал не только по Селигеру, но и по морям-океанам. В частности, мы вели торговлю по дальним странам и континентам кожтоварами. Невольно задумываешься: а сейчас-то где и чем, более-менее достойным, мы можем торговать на экспорт? Увы, похвастать нечем. Разве что лес гоним и гоним, и машинами, и железнодорожными составами, неизвестно куда, превращая в огромные пустыри лесные пространства.

Ну а как мои земляки живут в когда-то экспроприированных советской властью домах?


Первые впечатления

Захожу в названный мной «дом шкипера».

Крайне безрадостная предстает передо мной картина. Входные двери не то что годами не крашены, они до предела изношены, не пойми как держатся на петлях. Не лучше и внутренние. С одной клочьями свисает дерматин. В общем, полное вокруг запустение.

Стучу в одну из квартир. Открывает миловидная девушка. Представляюсь как работник газеты. Спрашиваю:

- Можно поинтересоваться, как вам в этом престарелом доме живется?

- Почему же нельзя, - отвечает. – Вот смотрите, - показывает на маленькую комнатушку, буквально в десяток квадратных метров.

- И сколько же вас здесь?

- Да четверо. Мы с мужем и бабушка с дедушкой.

- Где же спите?!

- Здесь старшие, а мы на кухне.

А кухня, расположенная рядом, еще более мизерная. К тому же молодая семья, судя по всему виду, ждет прибавления.

- Есть ли какие перспективы на получение другого жилья? – беспокоюсь.

- Я еще учусь. В ПТУ, - вместо прямого ответа.

В доме напротив картина почти что такая же. Разве что лестница и двери покрашены. Правда, ступеньки со двора такие хилые и скользкие, что я чуть с них не «загрохотал», поскользнувшись. Как же с них спускаются старые люди?

Одна из них мне знакома. Приходила как-то в редакцию с просьбой помочь аварийный дом хоть чуть-чуть подлатать: «Хотя бы чтобы крыша на пристройке на голову не рухнула»…

После вмешательства редакции соответствующая служба подлатала. Хотя и сейчас подпорные столбы стоят сучковатые, некрашеные.

Вообще, у этой женщины жилая площадь достаточно просторная. Но, кроме основной комнаты, все это какие-то закоулки, коридорчики.

- Никак мне мои хоромы не натопить, - жалуется, - несмотря на то, что у меня три печки. Даже настенные часы от холода порой останавливаются.

Да, и в одном, и в другом домах, расположенных в самом центре города, с отоплением проблемы. Хотя тут же рядом, где в недавно отреставрированном здании находится регистрационная служба, оно центральное, от котельной.

- Неужели мы не заслужили человеческого к нам отношения? – негодуют жильцы.
Выходит, не заслужили. Хотя отец знакомой мне женщины, защищая Родину, погиб на фронте, а ее мать вырастила для страны в одиночку пятерых детей. Да и она сама почти сорок лет отдала служению советской медицине.

- Неужели, - снова негодует, - нас никуда из этого дома не переселят? Ведь он же весь трухлявый, уже стены крошатся!

Что можно обещать этим людям в нынешнее, не пойми какое, время?


Из размышлений

А какое, собственно, время для народа было добрым? Когда нам власти обещали, буквально каждой семье, к двухтысячному году по отдельной квартире?

И действительно, надо отдать должное, старались. Целый микрорайон выстроен в городе многоэтажек. Только вот на всех почему-то благоустроенных квартир не хватило. И в основном на тех, кто жил в старой части города, так сказать, дореволюционной. А строя новое, никто не додумался позаботиться о старом. Казалось бы, подключи это старое к мощнейшей кожзаводской котельной, проведи в дома воду – и зажили бы люди нормально… Некогда было чиновникам об этом думать, надо было стахановскими методами штурмовать «высоты коммунизма».

Рухнуло почему-то наше светлое будущее. Наверное, потому, что нельзя загонять людей в коммуналки, даже благоустроенные. Как идеологически ни воспитывай человека, все равно ему ближе свое, чем общественное. Даже в благоустроенных домах подъезды, лестничные клетки, прямо скажем, в безобразном состоянии, не говоря уже о тех, которые были, опять же в интересах народа, экспроприированы. Да и кому захочется приводить в порядок рухлядь, если на это не только уйму времени надо, но и еще более денег. А где их взять бывшей санитарке, о которой шла речь выше, с ее мизерной пенсией? Вряд на дрова, да на прокорм хватает.

Но нельзя не отметить, что и общественные дома этого первого квартала улицы Рабочей смотрятся очень даже неприглядно. В частности, общежитие нашего финансового колледжа. Выходит, и на общественное у нас нет денег?


Про людей инициативных

А у кого они есть?

На мой взгляд - у людей современно энергичных, инициативных, которые не ждут, когда их кто-нибудь облагодетельствует, что-нибудь им преподнесет, а действуют сами, исходя из реальных возможностей.

Вот, например, буквально в игрушку превратил в недавнем прошлом предприниматель Борис Озеров здание бывшей городской библиотеки. На государственном обеспечении оно буквально рушилось. Уже опасно висели над головами читателей, в том числе и детей, потолки, дымили печи.

Сейчас здание стало буквально праздничным. И не только снаружи, еще более внутри.

Наслаждение подниматься на второй этаж по сверкающим свежей краской и чистотой ступеням. Любоваться настенными украшениями. А на первом - теперь современные магазины.

Интересно, кому принадлежало здание до революции? Если на первом квартале улицы, как я уже сказал, князьям Шаховским и графам Толстым (где сейчас расположен городской архив). В угловом, где детская консультация, размещались в разное время городская управа и общественный банк Савиных, то это, о котором идет речь, имело разных хозяев. По документам 1835 года первоначально хозяевами усадьбы были «купеческая жена Прасковья Андреевна Капаилина (?) и девица Екатерина Андреевна Линина». В списке купцов города за 1810 год имеется купец третьей гильдии Андрей Игнатович Линин, который, как предполагается, и выстроил этот дом. К концу XIX века домовладение становится собственностью Вильгельма Карловича Шабловского. Затем им стал Иоганес Александр Рихард Иванович Шпуль. К спискам домовладельцев за 1913 год появилось уже новое имя – Вальтер Юльевич Гансен.

Очень, надо отметить, любопытные, непривычные для нас фамилии.

Достаточно крепкой была и соседняя усадьба. О ней могу сообщить лишь одно, что в советское время, после экспроприации, этот дом назывался «итээровским», что само за себя говорит. С его жильцами я не стал знакомиться. И так знаю, что в основном это простые рабочие люди. А живут чуть в лучших условиях, о которых я писал в начале.

Юрий КРЫЛОВ
Продолжение следует
На снимках старое наследие улицы Рабочей и отреставрированное.
Фото автора.
25.02.2009
Поделиться