Новости Осташкова

По улице Тимофеевской...

Пожарная Каланча

Даже не ожидал, что улица Тимофеевская исторически такая интересная.

Вот, например, еще одна ее достопримечательность – своеобразная пожарная каланча, одно из старейших в городе сооружений.

Мы гордимся нашими прославленными по возрасту общественными библиотекой и театром. А ведь и осташковская добровольная пожарная команда была создана (по архивным данным) первой в России – в 1843 году. А в 1861 году ее уже признали лучшей и образцовой по Тверской губернии. Пожарное депо с каланчой было построено в 1869 году на средства Федора Савина.

Для обеспечения водой при тушении пожаров были устроены по городу специальные колодцы и пруды, а на торговой площади – водопровод. О том, насколько серьезно относились осташи и городские власти к противопожарной безопасности, говорит уже сам перечень пожарного оборудования. А в этом перечне: 19 пожарных труб и 85 к ним рукавов, 47 зимних и 39 летних, 32 бочки, 28 чанов, 16 ушатов, 650 ведер, 36 черпаков, 38 багров, 15 вил, 37 топоров и многое другое. В городской пожарной части состояло более 180 рабочих.

Осташковские пожарные обслуживали не только свой город, но и выезжали далеко за его пределы, даже как-то отличились при тушении пожара в Твери (чем только осташи не знамениты).

Но сейчас как-то этот уголок Осташкова у нас без внимания. Стоит пожарная каланча, и до нее никому дела нет. А ведь это своеобразный архитектурный памятник.

Зашел в редакцию знакомый, которому небезразлична судьба старого Осташкова.

– Почему редакция, – говорит, – не поинтересуется пожарной каланчой? Потеряем исторический памятник. Состояние его ужасное.

Действительно, вид у каланчи весьма неприглядный. Вся она снаружи почернела. Доски еле держатся.
А на верхотуру меня даже не пустили, в целях моей же безопасности.
Что же будет с памятником?


Где была химчистка…

Следующий объект на моем пути – прямая противоположность только что осмотренному. Это бывшая химчистка.

Радостно вспомнить, как стремительно строился и развивался город, когда Селигерский край был объявлен курортом Российского значения. Как грибы благоприятной осенью, росли жилые дома. А вместе с ними и предприятия бытового назначения. Появились в городе не только химчистка, но и баня, прачечная, комбинат бытового обслуживания, мастерская «Сапожок».

Как-то быстро все это потеряло свой первоначальный блеск. Зачахло. Увяло.

Стою у бывшего «Сапожка», где ранее все сверкало. Даже красивая картина была нарисована во всю стену: плящущие молодые девицы, в руках которых расписные сапожки, а на лицах - радостные улыбки. Я в то время все эти красоты отснял и отправил в столичный журнал. Напечатали. Даже на обложке. Как пример «передового опыта».

А теперь… Уже перед входом, где висят таблички с названиями организаций – картина неприглядная. Краска на этих табличках облупилась. Двери замызганы. Прямо на газоне мусорная куча из полиэтиленовых бутылок и незнамо еще чего.

И внутри не лучше. Серо, неприглядно. Полный хаос. Исчезла наша курортная культура, словно ее и не было.

Зато бывшая «Химчистка» поражает современным великолепием. Стены покрыты сияющим чистотой пластиком. На стенах – реклама предоставляемых услуг. Исключительно, яркая, издалека бросающаяся в глаза.

Зашел внутрь. И там все также современно.

Кто же сотворил всю эту красоту?

Продавцы предпочитают отмалчиваться. Одна сказала, что учредитель живет в Торжке. Другая, что на все это потрачен вроде бы московский капитал.

А вообще, какая разница. Важно, что сделано доброе дело. И пусть оно живет.

Но вокруг все мелкие домишки. Где для такого супермаркета найдутся покупатели?


Наш рынок

Подошел к рынку. Что о нем можно сказать? Рынок есть рынок. Само по себе этим все сказано.

Но, надо отметить, что в последние годы понятие рынка для нас, осташей, стало каким-то особенным. Нигде не увидишь по выходным столько нарядного народа, как на рынке. Ни в музее, ни в картинной галерее. Даже на театральный фестиваль, хотя осташи издавна считались заядлыми театралами, теперь мало кто ходит.

Переместилась наша культура как бы на рынок.

А здесь чего только не найдешь! Все имеется, что душе угодно. Даже и картины. Только штампованные. Экзотические пейзажи, водопады… Все какое-то красивенькое. Не родное. Но люди покупают. Вешают у себя дома над коврами. Дарят по случаю знакомым.

Раньше, помню, на нашем рынке пользовались спросом два лебедя, плавающие на пруду. Сейчас, конечно, рыночное «искусство» стало выше классом. Но такое же бездарное.


Наш стадион

Рядом с рынком наш тихий стадион. Редко услышишь теперь здесь удары по мячу, в основном тогда, когда пожалует вдруг к нам заезжая футбольная команда.

Не видно здесь и тренирующихся спортсменов. Теперь молодежь, в большинстве своем, предпочитает физическому своему развитию сигарету, а то и пиво или еще что покрепче.

Особенно неприятно смотреть, когда у коляски с грудным младенцем курит совсем юная мать. Это видишь так часто, что стало бессмысленным даже стыдить таких мамаш – бесполезно, не воспитаешь. «А что, - говорят, - тут плохого?»

А я помню, как в годы армейской службы пришлось бежать на лыжах с красивыми, на вид очень крепкими, но курящими ребятами. Они то и дело сплевывали на снег черную мокроту. И в конце концов обессилели на первом же километре.

Хотя кому нужна теперь сила? То и дело видишь совсем молоденьких ребят за рулем автомобиля. Скоро отучатся и пешком ходить.

Зашел как-то на старое кладбище – на памятниках предельный мужской возраст – 70 и более лет. А ведь это поколение, вынесшее на своих плечах войну и много чего из тягот жизни другое.

На новом же кладбище на плитах возраст умерших нередко 30–40 лет. И это в мирное-то время!


«Тимоха»

Совсем безрадостные какие-то завершающие улицу кварталы. Престарелые домишки. Падающие заборы. Почему-то этот уголок города даже новых русских (у кого кошелек потуже) и то не привлекает. Не желают они здесь отстраиваться.

Как исключение попался один строящийся дом. Красивый, из белого кирпича…

А потом пошла так называемая в народе «Тимоха» – самый южный в городе уголок.

И самый когда-то на этой улице престижный. Дома здесь были крепкие, кирпичные. Был даже сад, в котором выращивались лучшие в городе цветы.

Сюда селили передовых рабочих кожзавода. Здесь жили многие видные семьи города.

Что произошло? Почему пошла об этом уголке города дурная слава? Что народ здесь спивается. Что лучше ночью здесь не появляться – изобьют или ограбят.

Каково обстановка сейчас?

Жалкий вид сегодня у этого уголка. От былой красоты не осталось практически ничего. Дома неприглядные, давно не крашеные и не ремонтированные. Некоторые с рухнувшими крышами. Странно смотрится в такой рухляди расположенный в ней магазинчик, покрашенный в радостный зелено-голубой цвет.

Дом напротив выглядит получше. Спрашиваю у стоящих возле него двух женщин:
– Как вам тут живется?
– Какая может быть здесь жизнь! – возмущаются. - Куда ни обратимся по нашим проблемам, никому до нас дела нет.

– А к депутату?
– Кого ни выбирали, все депутаты для нас нуль! Даже общественную баню здесь для народа закрыли! Теперь в частной, чтобы помыться, плати сто рублей. Прикиньте, во сколько это семье за месяц обойдется.

О бане и прочем…

По поводу бани много было в свое время в городе шума. Но пошумели люди и замолчали. Поняли: бестолку шуметь, если ничего от этого не меняется.

Вспомнил я старую баню, ее выкрошившися по всей стене кирпичи.

Странно, что так быстро выкрошились. Вот оно, наше социалистическое качество. А к примеру, в начале улицы Тимофеевской стоит дом из такого же (красного) кирпича, выстроенный два столетия назад и вид у него вполне приличный.

Видно, боком обошлась нам былая социалистическая гонка под лозунгом: «Быстрее и лучше». Едва успели построить, как тут же все начало рушиться.

Зашел я, посмотрел рядом новую баню. Выглядит вполне прилично. Даже расширяется.
– Народ-то к вам ходит? – спросил молодую приветливую кассиршу.
– На неделе, конечно, мало, – отвечает. – А в выходные, я считаю, неплохо. Правда, в основном женщины.

– А мужчины в нашем городе, выходит, не моются?
– Этого я не знаю. Что касается моего мужа, то он принимает душ на кожзаводе, где работает.

– Ну а о цене помывки что скажете?
– По-моему, по сегодняшним меркам она нормальная. Ведь все с каждым днем дорожает. К тому же с ветеранов мы берем половину стоимости.

Не пропала и старая баня. Наш весьма предприимчивый Андрей Галахов ее выкупил и привел в современный вид. Под современный супермаркет «Торговый комплекс «Орион».

Все перестраивается и обновляется, где в ход пускается частный капитал. За ним наше будущее. Не случайно, видимо, повесили здесь, в конце улицы Тимофеевской, работники городской автодорожной службы выразительную растяжку: «Счастливого пути!»

Правда, одна встретившаяся мне здесь гражданка ехидно съязвила:

– Это какого пути? Куда? Ведь дальше эта дорога идет на очистные и к мастерской по изготовления гробов.

Оценим по достоинству ее мрачный юмор, но, как призывает нас Библия, будем думать о лучшем. Может и возродится в скором времени наша «Тимоха». Дай Бог.

Юрий КРЫЛОВ,
На снимках: контрасты улицы Тимофеевской
фото Григория ВЛАСОВА.
07.08.2008
Поделиться